Более 2 млн туров и экскурсий по 101 стране мира от 34 туроператоров

Тасмания. Испытание силы и духа

Тасмания - самый большой из принадлежащих Австралии островов и одновременно самый маленький из австралийских штатов. Про тасманийцев австралийцы рассказывают примерно такие же анекдоты, как русские про чукчей, и считают весь остров отсталым аграрным краем. А в Северном полушарии Тасмания известна разве что как родина тасманского дьявола, который на данный момент является самым крупным хищником острова

Меня привлекла в Тасманию не возможность увидеть живого дьявола, а то, что более 30% острова отдано под национальные парки. Причем это не заповедники, созданные в последние годы на месте вырубок и полей, а совершенно девственные леса, реки и горы. Во многих местах люди вообще никогда не бывали. Объясняется это просто – Тасмания лежит между 41о и 44о южной широты, то есть в широтах, которые моряки издавна прозвали «Ревущими сороковыми» за постоянные ураганные ветра и шторма. Погода на острове совершенно непредсказуемая, но, как правило, отвратительная. Снег здесь регулярно выпадает даже летом. Воротами Тасмании служит аэропорт в Хобарте (столице острова). Выглядит он как-то несерьезно, как бы понарошку. Ни таможни, ни паспортного контроля. Единственный встречающий сотрудник всех спрашивал: «Овощи? Фрукты? Семена?» – потому что многие растения ко ввозу на Тасманию запрещены. Но все пассажиры его игнорировали, и через пару минут он куда-то ушел. Транспортер вывез багаж, и весь народ куда-то стремительно рассосался. А я пошел к стоящему рядом «10 bucks bus», потому что других вариантов все равно не было. Это такой микроавтобус, который курсирует между городом и аэропортом. Четкого маршрута у него нет, при посадке водитель составляет список, кому куда надо, а потом долго и нудно развозит всех по очереди. Из города в аэропорт едет так же непредсказуемо – собирает всех, кто заранее позвонил и договорился о месте.

Меня на Тасмании интересовал в основном Southwest national park, самый большой и самый дикий на острове. Большую его часть составляют заросшие непроходимыми лесами горы, а проходящий через них South coast trek входит в десятку красивейших и труднейших треков мира. Начало тропы впечатляющее: высоченные, метров по 50 деревья практически смыкаются кронами. Внизу мрачно, сыро, кругом лежат поросшие мхом упавшие стволы, в ближайшем овражке – целая роща древовидных папоротников. Пока рассматривал эти папоротники, к моему рюкзаку вышла из лесу птица-лирохвост. Здоровая, как фазан, с таким же длинным хвостом, но практически черная. Влезла на бревно и запела. Странно так, как будто не одна птица, а целая стая поет – и свистит, и хрипит, и щелкает, и чирикает. Большая часть рек и ручьев в Тасмании имеют насыщенный желтый цвет. На вкус – совершенно чистая пресная вода, но почемуто цвета свежезаваренного чая. А когда из сумрака леса по бурой реке беззвучно выплывает пара черных лебедей – зрелище воистину завораживающее. Во многих ручьях живут утконосы, но их увидеть живьем мне не довелось.

Вообще животный мир на Тасмании ведет преимущественно ночной образ жизни. И почти не боится людей. К утру песок возле моей палатки покрывался следами любопытных поссумов (не путайте с опоссумами, которые живут в Южной Америке!), выискивавших, чего бы стащить. В сумерках можно было увидеть ковыляющих по травянистым полянам вомбатов. Несколько раз об растяжки палатки спотыкались и падали пытавшиеся перепрыгнуть ее небольшие лесные кенгуру – валаби. Еще более мелкое сумчатое – падемелон – однажды пришло ко мне на запах готовящейся каши... Зверек залез практически в палатку. Маленькое лесное кенгуру, размером со среднюю собаку, но выглядящее, как здоровенная толстая мышь. Передние лапки совсем коротенькие, а когда оно пробирается по лесу, то идет на всех четырех, практически ползет пузом по земле. Однако если испугается – скачет, как самое настоящее кенгуру. Так вот, это нахальное животное обнюхало палатку, подобрало несколько выпавших зернышек риса и неспешно упрыгало в кусты. И его совершенно не смущала моя голова с фонариком, торчащая буквально в метре от него. Здесь, на крайнем юге, можно попытаться представить себе, как выглядел этот мир до прихода белого человека.

В одной книжке было написано, что South Coast trek – маршрут для настоящих mudlovers. Но я ж и представить себе не мог, насколько буквально они это написали! Мы как-то привыкли все зарубежное мерить европейскими мерками, а там туристический трек – это широкая и комфортная тропа, с лавочками на подъемах и указателями на развилках. Что думают те европейцы, которые попадают на тасманские треки, я даже представить не могу…. Вот, например, горы. В нормальных странах они сложены в основном из камней, покрытых тонким слоем почвы. Здесь же камней практически не видно – сплошная грязюка. Зато лес вокруг очень красивый – у нас такой называют сказочным. Причудливой формы стволы заросли мхом до самого верха, с ветвей свисают лишайники, все перевито цветущими лианами… И ни малейшей возможности полюбоваться пейзажем, посмотреть по сторонам – взгляд просто
прикован к тропе, постоянно ищешь опору в грязи, каждый шаг – в полную неизвестность. Я уже не говорю про сфотографировать – снять рюкзак и достать штатив просто негде. Или – хождение без тропы по тасманской долине ручьев. Хоть как-то идти в желаемом направлении можно только там, где растения выросли не выше колена. Если хотя бы по пояс – то удается только продавливаться сквозь них всем весом, и только вниз по склону. В других направлениях уже не пойдешь. Если же еще выше – все, пройти невозможно вообще. А растут они здесь единым сплошным ковром, полянок или там просветов нет в принципе. Поэтому ходить можно только по руслам ручьев. Теперь-то я понимаю, почему туристический маршрут все время по воде шел, а то я думал, что это исключительно в силу зловредности местных егерей, проложивших максимально грязную тропу…

А лес? Вот, так называемый сухой эвкалиптовый лес. Сухой он только по научной классификации, на самом деле дождей здесь выпадает не меньше, чем в дождевом лесу, и все кругом насквозь мокрое и грязное. Так вот, попробовал я в этот лес войти – а не получается: не могу протиснуться между деревьями. Совсем. Слишком густо стоят. Попробовал в другом месте, в третьем – даже на метр углубиться не могу. Попробовал снять рюкзак – метра на три продвинулся и все равно застрял. Сплошная стена тоненьких, в руку толщиной деревьев, держит не хуже бетонной. Да еще и все пространство между ними завалено мертвыми ветвями и заросло колючим подлеском… В общем, без бензопилы никак. Мачете, как в джунглях, тут не обойдешься. Так что путь, на самом деле, все равно только один – по руслу ручья. Подлесок здесь соответствующий – трава-пила. Выглядит она, как самый обычный пучок травы, но огромный – высотой метра три. А листья – длиной, наверное, метров по 5-7. В верхней части они перегибаются и свисают кончиками до самой земли. Причем листья очень прочные, руками не разорвешь. И по краю покрыты мелкими острыми зубчиками, как у настоящей пилы. Так вот, самое страшное – проходя мимо куста, наступить на свесившийся конец листа. Он тогда натягивается и превращается в страшное оружие, запросто прорезающее рукав куртки. А когда, пригнувшись, пробираешься между кустами и раздвигаешь свесившиеся листья макушкой, один из них может попасть между головой и ухом... Тогда самое главное – успеть вовремя остановиться, пока не произошло непоправимое.

Дождевой эвкалиптовый лес, растущий в предгорьях хребта Лунного света, впечатляет. Высоченные деревья с абсолютно ровным, без единого сучка стволом, который где-то в недосягаемой высоте разветвляется на несколько толстых, но коротких веток, образуя относительно небольшую крону, стоят густо и свет вниз практически не пропускают. По такому лесу можно было бы ходить уже в любом направлении, но мешают упавшие стволы. В нижней части они бывают толщиной метров по 5, перелезть через такое деревце не удастся, нужно обходить. А лежит их много… Что интересно – грязь лежит толстым слоем и на довольно крутых участках пути. У деревьев здесь корни напоминают поставленную на ребро доску – узкие и плоские. И на подъемах тропа превращается в лестницу из ванночек с грязью, снизу огражденных такими корнями. Высота ступенек – примерно по пояс. На моем тасманском маршруте было много опасностей, но и много незабываемых впечатлений.

Был перевал через хребет Айронбаунд под проливным дождем и против ветра, в прямом смысле сбивающего с ног. Были переправы через горные реки по пояс в воде, когда течение отрывает ноги от земли и остается только держаться руками за натянутую заботливыми егерями веревку. Были шторма, пробивавшие пляжи насквозь, когда приходилось перебегать от камня к камню в промежутке между волнами. И это я, наверное, запомню навсегда. Как и удивительные пейзажи, ярчайшую радугу над голым скалистым островом, парящих над головой белых морских орлов и горящий в ночном небе Южный Крест…

Максим Горпенюк
Фото автора

Другие статьи о Австралии
Феномен австралийских анклавов
Суверенитет как инструмент туристического маркетинга
Красное сердце Австралии
Геологи полагают, что возраст Улуру составляет не менее 600 млн лет, и считают его самым большим каменным монолитом в мире. Аборигены племени анангу почитают Улуру как святыню и категорически против того, чтоб на купол взбирались туристы
Австралийский арбуз
Австралия отвечает всем требованиям, которые предъявляют к хорошему арбузу: огромные размеры — материк как-никак, тонкая зеленая кожура — растительность вдоль побережий. Содержимое такого "арбуза" — бесконечные красные просторы внутренних областей...
Cтатьи по теме: Отчет о поездке
ТОП-15 самых смешных отзывов туристов в июле
Портал отзывов туристов о путешествиях Turpravda.ua публикует июльский список самых смешных фраз из отзывов туристов. В основном, сюда попали фразы из отзывов об отелях Турции и Египта — самых популярных направлений среди наших туристов.
Ехать ли в Египет?... Да!
Последнее время, с времен революции 2011 года, в новостях постоянно звучат тревожные нотки о ситуации в Каире и на севере Синайского полуострова. Перед летним сезоном мы решили провести ревизию ситуации в Египте и воочию увидеть опасности, грозящие российским и украинским туристам.
АНАТОЛИЯ. Два маршрута
Мокрый снег, большущими хлопьями ложившийся на панорамное ветровое стекло, стал первым приветом сурового Анатолийского плоскогорья.
Перу. По дороге в Мачу-Пикчу
Мачу-Пикчу — поселение инков, которое было ими просто покинуто (а не захвачено и разрушено испанцами, как подавляющее большинство других деревень и городов)...