Более 2 млн туров и экскурсий по 101 стране мира от 34 туроператоров

Северная Корея: страна утренней свежести

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ. ПРИБЫТИЕ

Раннее утро в аэропорту Пхеньяна. Над зданием красуется огромный портрет Ким Ир Сена. Меня встречают два сотрудника северокорейского МИДа. Один из них станет моим ангелом-хранителем. Назовем его господин М. Он будет сопровождать меня во время путешествия. По дороге из аэропорта в отель "Когуо" рассматриваю наглядную агитацию на обочинах: огромные плакаты с изображениями мужчин и женщин. Почти все с оружием. От этого немного не по себе. Господин М. тоже селится в отеле, хотя сам живет в Пхеньяне. Служба обязывает. Вечер провожу в гостинице. Почти всю столицу окутывает тьма. В спальных районах с панельной застройкой - ни огонька. Все замирает около одиннадцати вечера. Ближе к полуночи из уличных репродукторов доносится какая-то музыка.

ДЕНЬ ВТОРОЙ. АРИРАНГ

Рассказать о дворце Кымсусан, где покоится тело Ким Ир Сена будет непросто. В Северной Корее запрещено фотографировать практически всюду. Проще стать Святой Анной, чем пронести в это святилище фотоаппарат. Во время досмотра, устроенного службой безопасности, лишаюсь зажигалки. Все равно она уже была полупустой - утешает меня господин М. Я уныло поправляю -зажигалка была наполовину полной. Дворец огромен. Вокруг него множество приезжих. Красивые регулировщицы в светло-коричневых униформах управляют всем этим столпотворением. У иностранцев явное преимущество. Корейцы приезжают сюда по специальной трамвайной линии. Все безропотно стоят в очереди: безлико и безмолвно. От вида этой толпы у меня мурашки по коже...

Внутри помещение отделано лучшим местным камнем. Мало-помалу оказываюсь в большом зале с циклопической статуей Ким Ир Сена. Все обязаны поклониться. В красном приглушенном свете тихо проходим мимо саркофага. Опять надо кланяться. В углах безмолвно застыли солдаты с автоматами. После посещения дворца мы едем осмотреть дом, в котором родился Ким Ир Сен. На мою просьбу поснимать людей на улице господин М. реагирует весьма необычно. Как маленькому ребенку объясняет, что в их страну я приглашен Министерством иностранных дел КНДР, и было бы правильным уважать местные правила (для фотографа все это звучит, мягко говоря, странно - зачем же я тогда здесь?).

...Едем к "самому главному" памятнику Ким Ир Сена. Отлитую из бронзы фигуру вождя окружают скульптурные композиции на тему национально-освободительной борьбы. Нужно признать, что выполнены они мастерски. Толпы людей приходят поклониться вождю. Я навел объектив на группу военных с красными гвоздиками. Немедленно офицер подходит к моему спутнику и долго возмущается. Боюсь, что господину М. со мной еще не раз придется несладко. Прошу о короткой остановке на площади. В лужах с водой отражаются плакаты и транспаранты. Замечательный ракурс. Я пытаюсь объяснить это господину М. На что кореец мрачно отвечает, что взгляды могут и не совпадать. К вечеру собираемся на долгожданный ариранг. Речь идет о грандиозном событии, которое готовится несколько месяцев. Это комбинация разных форм искусства: балета, пения, декламации, кино, танца, восточных единоборств...

Главной частью шоу становится трибуна, на которой несколько тысяч детей с помощью развевающихся полотен создают огромные картины. Это очень эффектно, и северные корейцы (это их изобретение) вполне обоснованно им гордятся. Если учесть, что этот крытый стадион вмещает 150 тысяч человек, а в шоу задействовано 100 тысяч участников, то их организованность вызывает восхищение. Обратно уезжаем на автобусе Carosa - деталь, напомнившая мне о родине. В отеле не выдерживаю и покупаю DVD-диск с записью ариранга, и это притом, что все шоу я записал на видео и снимал его как сумасшедший - у меня даже было разрешение взять с собой штатив!

ДЕНЬ ТРЕТИЙ. ПАРАД НА ПЛОЩАДИ

Завтракаю вместе с католическим священником из Германии. Вчера он освятил местный костел (жаль, что я там не был, это могло быть интересно) - единственный в Северной Корее. В стране приблизительно 5 тысяч верующих. На завтраке много приглашенных со всех концов света. Они тут в связи с празднованием 60-летия Трудовой Партии Кореи. Перед отъездом господин М. настойчиво требует, чтобы я не наводил телеобъектив на главную трибуну, где будет глава государства. Приходится пообещать. Начинаю осознавать, что нахожусь в эксклюзивном положении - я один из трех иностранных журналистов, которым разрешено присутствовать на этом событии. На рукаве у меня особая желтая повязка с синим иероглифом - предмет зависти всех журналистов в отеле - я должен носить ее постоянно. Все приглашенные проходят строжайший досмотр. Господин М. обо мне беспокоится как мать родная. На трибуне, и вправду, очень людно, но у меня чудесное место. Даже лучше, чем у оператора телекомпании NBC. Из-за этого американец меня на дух не переносит, что, признаться, очень льстит. Парад начался. Площадь заполняется рядами военных и оркестрами. Все очень хорошо организовано, что неудивительно: у них многолетняя практика. Войска маршируют отлично, женские подразделения составляют треть всех выступающих. Выглядят они вполне уверенно. В воздух взмывают тысячи шаров, слышны приветствия из репродукторов. Флаги, штандарты, все блестит и переливается. Феноменальное зрелище и впечатляющий образец дисциплины и муштры. Гражданские лица играют не менее важную роль в проведении военного парада. На противоположной стороне площади они создают с помощью ярких предметов чудесные цветные картины. Вот бы поснимать все это с вертолета...

Появляется "великий вождь и любимый руководитель". Он машет и кивает толпам под трибуной. Я от него в нескольких метрах. К сожалению, не фотографирую - не хочу господину М. создавать проблемы. А тот вовсю ликует и аплодирует. Парад длится полтора часа. Мы устали, поэтому едем в отель передохнуть. Мнения о подобных шоу могут, конечно, отличаться, но безразличными они никого не оставят. Вечером нас ожидает еще одно шествие. Не выдерживаю и выхожу на улицу один, без сопровождающего. Делаю нейтральные снимки. В основном, люди не возражают. Однако не прошло и пятнадцати минут, как мой водитель многозначительно показывает на часы: пора ехать...

Из машины наблюдаю уйму сюжетов для съемки, но мои хозяева неумолимы. Мне объясняют, что фотографировать в толпе небезопасно. Здесь царит истерия подозрительности, направленная против "вредителей". Это чревато тем, что какой-нибудь тип в штатском может забрать фотоаппарат. Хорошо, если удастся получить свое добро в аэропорту при отъезде. Я думал, что меня хотят немного припугнуть, но позже обоснованность этих предостережений мне авторитетно подтвердили со трудники гуманитарных организаций, работающие в КНДР. Вечер. У меня снова чудесное место на трибуне. Выходят юноши в белых рубашках и желтых шапочках. В руках у них факелы, которыми они создают на площади световые фигуры. Было бы интересно за этим действом наблюдать с крыши противоположных зданий. Хотя зрелище захватывающее, но длится слишком долго. Вечером почувствовал, что уши у меня заложены - так аукнулось многочасовое стояние возле огромных репродукторов.
 

ДЕНЬ ЧЕТВЕРТЫЙ. ПАРК КУЛЬТУРЫ

Утром приходит в голову заказать себе традиционный костюм, который здесь, в Корее, носят все мужчины. Похоже, господину М. идея пришлась по душе. Едем к портному. Мастерская находится в небольшом торговом центре, где продается все только за валюту (что-то похожее на чешский Tuzex времен развитого социализма или советский "чековый магазин"). Клиентов немного. Чувствуется, что пожилой портной - профессионал. Мы сходимся на цене в сорок евро. Портной аккуратно снимает мерки. Меня же распирает любопытство - что из этого выйдет?..

А пока отправляемся в Десонгсан - обветшалый развлекательный парк с зоопарком. Здесь толпы людей, что неудивительно в праздничный-то день. В парк нас не пускают, говорят - много людей. Как-то получилось, что меня оставили без присмотра минут на десять. Заплатив женщине-контролеру на входе евро, пробираюсь через калитку, а она засекает время. Выглядит странно, но в этой стране многое непривычно. Делаю всего несколько кадров: пионерки катаются на карусели с... пулеметами!

После обеда - посещение памятника корейской идеологии чучхе. Это идеология Ким Ир Сена. Ее смысл в том, что если небольшая страна хочет сохранить национальную идентичность, она должна быть самодостаточной. То есть не находиться в экономической, политической или военной зависимости от других, пусть даже и дружественных государств. Северная Корея не входила даже в СЭВ. Тем более сейчас, после развала соцлагеря, корейцы отгородились от мира железным занавесом. Памятник чучхе, как и вся монументальная пропаганда в Корее, величественен: тонкая гранитная башня, с которой открывается одна из лучших панорам города. Наверх поднимаемся скоростным лифтом. Господин М. при этом эмоционально описывает, как американцы во время войны полностью разрушили Пхеньян. Все надо было отстраивать заново... Разговариваем о корейской войне. Я узнаю много интересных подробностей. Неудивительно, что корейцы на американцев держат зуб.

Вечером предстоит очередное театральное представление. Снова декламация, пение и балет. Особенностью концертного зала является движущаяся сцена, на которой - как сардины в банке - хор армии КНДР. Въезжает и отъезжает вместе с декорациями. Один из номеров производит впечатление: мужчины и женщины на сцене создают живую скульптурную группу - точную копию скульптуры, которую я несколько дней назад видел. В первый момент показалось, что это она и есть! Потом следует вокально-хореографическая композиция на военную тему - нечто среднее между китайской революционной оперой и советским балетом "Молодая гвардия". Все стреляют и умирают в танце... В финале участники снова создают неподвижную скульптурную группу. В конце представления стремительно опускается занавес за сценой и появляется огромный портрет Ким Ир Сена! Зрители вскакивают и аплодируют как одержимые. Вечером идем в ресторан. Едим корейский суп - холодный, с темной лапшей. Следующим блюдом были жареные рыбьи глаза! Я не думал, что смогу съесть нечто подобное! Оказалось очень вкусно (глаза прожаренные и хрустящие).

ДЕНЬ ПЯТЫЙ. МОНАСТЫРЬ

Рано утором в 8 часов мы выезжаем в горы Мехянсан. Это 160 км по автомагистрали. В салоне гробовое молчание, только водитель насвистывает. На пути нет ни одного пересечения с второстепенной дорогой - просто четкий отрезок между пунктами А и В. Ничем иным дорога не примечательна. Остановка в Доме интернациональной дружбы. Собственно, это два здания. В одном - подарки от разных государственных деятелей Ким Ир Сену, а в другом - подарки его сыну, Ким Чен Иру. Нигде ни соринки, чистота стерильная. Перед входом в оба здания застыли солдаты с серебристыми гравированными (!) автоматами.

Внутри совершаем ставший обычным ритуал: кланяемся статуе. Подарков и разных наград здесь очень много, освещение в каждом зале автоматически включается с приходом посетителей. Мне запомнился акварельный пейзаж с подписью: "Подарок от гражданина Чехии", бронированный автомобиль от Иосифа Сталина и бронепоезд от Мао Цзэдуна... Нужно сказать, что самые впечатляющие подарки именно из Китая. "Гвоздем программы" стал зал с диорамой горной местности и восковой фигурой Ким Ир Сена на переднем плане. Он выглядит как живой. Даже его костюм и листики ближайших деревьев шевелятся от искусственного ветра! На террасе первого этажа пьем кофе. Дама-экскурсовод почтенного возраста по ходу делает несколько странные комментарии - в духе того, что горный воздух хорошо влияет на некоторые функции организма, особенно у мужчин. Она говорила так проникновенно, что это меня начало в некоторой мере беспокоить.

Следующая остановка - буддийский монастырь. В монастырской типографии были напечатаны первые книги, местные подвижники были корейскими Иваном Федоровым и Иоганном Гуттенбергом. Здания красиво расписаны изнутри. Об американских бомбежках напоминают следы от пуль на древних храмовых камнях. Я наблюдаю за монахами, которые на гостей не обращают никакого внимания. Приходит свадебная процессия из ближайшей деревни. У них такое жизнерадостное настроение, что через минуту им заражается даже женщина в униформе с красной звездой на фуражке. Она здесь присматривает за порядком, и поначалу производила впечатление весьма строгой дамы.

ДЕНЬ ШЕСТОЙ. МУЗЕЙНАЯ ПРОГРАММА

Сегодня в программе посещение одного из главных музеев искусств. Здесь разрешено снимать лишь на втором этаже, где находиться экспозиция картин времен соцреализма. Этажом ниже расположена экспозиция древнего искусства - там съемка запрещена. Не без любопытства рассматриваю картины: "Ким Ир Сен во время случайной встречи с железнодорожником", "Солдатка играет с поросенком" или "Ким Ир Сен беседует с трактористами" и другие нетленные произведения.

Нас опять везут за город. По дороге обгоняем колонну грузовиков, наполненных солдатами обоего пола. Вместо автоматов у них с собой лопаты и мотыги - они едут помогать крестьянам убирать урожай. Едут на помощь и граждане на велосипедах (кстати, эти средства передвижения здесь тоже принадлежат государству). У девушки, которая нас сопровождает, яркий национальный костюм и красивые, необычные, будто медовые глаза. Ловлю себя на романтических мыслях... Хотя, надо признать, у женщин в этой стране сексуальность несколько подавлена. Гробница, ради которой мы сюда приехали, всего лишь какая-то могила с несколькими экземплярами скульптурных "новоделов" - полководцы рядом с лошадьми. Ничего особенного, хотя я понимаю, что для корейцев это место может иметь особое значение. После обеда посещаем еще один мемориальный комплекс. Он расположен на холме с прекрасным видом на Пхеньян. Это кладбище военных и мирных граждан, погибших в боях против японцев. Скульптуры отлиты из бронзы и стоят на гранитных подставках. Их лица обращены в сторону отстроенного Пхеньяна. Я хочу сфотографировать пионеров возле бюста жены Ким Ир Сена, но мне в который раз запрещают.

Одним из последних мероприятий был визит во Дворец таэквондо - огромное здание, где не только проходят международные соревнования, но есть и музей старинного мастерства таэквондо (говорят, ему уже несколько тысяч лет). В одном из залов тренируются сразу шесть чемпионов мира - четыре парня и две девушки. Они показывают сальто и кувырки, выпады и удары в воздухе. Но самой впечатляющей стала демонстрация приемов самообороны! Эта экскурсия производит на меня такое ошеломляющее впечатление, что по возвращении в Прагу я решаю заняться этим видом спорта. Завтра заканчиваются мои шесть дней в Северной Корее, и мне немного жаль покидать эту загадочную страну. Здесь еще столько интересного... Собирая вещи, снова слышу музыку из уличных репродукторов. Необычная "колыбельная" будет еще долго звучать в моих ушах...
Автор Томаш Свобода

Другие статьи о Северной Корее
Cтатьи по теме: Отчет о поездке
ТОП-15 самых смешных отзывов туристов в июле
Портал отзывов туристов о путешествиях Turpravda.ua публикует июльский список самых смешных фраз из отзывов туристов. В основном, сюда попали фразы из отзывов об отелях Турции и Египта — самых популярных направлений среди наших туристов.
Ехать ли в Египет?... Да!
Последнее время, с времен революции 2011 года, в новостях постоянно звучат тревожные нотки о ситуации в Каире и на севере Синайского полуострова. Перед летним сезоном мы решили провести ревизию ситуации в Египте и воочию увидеть опасности, грозящие российским и украинским туристам.
АНАТОЛИЯ. Два маршрута
Мокрый снег, большущими хлопьями ложившийся на панорамное ветровое стекло, стал первым приветом сурового Анатолийского плоскогорья.
Перу. По дороге в Мачу-Пикчу
Мачу-Пикчу — поселение инков, которое было ими просто покинуто (а не захвачено и разрушено испанцами, как подавляющее большинство других деревень и городов)...