Более 2 млн туров и экскурсий по 101 стране мира от 34 туроператоров

Самый северный коралловый риф

В Эйлат я приехала уже во второй раз, специально зимой, чтобы не плавиться на солнце. Хотя я уже немного привыкла к теплому израильскому климату, но "нормальная", привычная жара — это 35°С, а не 42, когда раскаленная сковорода асфальта снизу и пылающее небо сверху в первую же секунду сплющивают тебя в полужидкую лепешку, которая уже через пару минут начинает шипеть и обугливаться. То ли дело зимой! При 18°С пронизывающий морской ветерок только бодрит, а толпы туристов редеют и становятся не такими назойливыми. Хотя наблюдать за ними все равно занятно: одни убеждены, что зима — это все же зима, даже на юге, и поэтому одеты в теплые куртки и замотаны длинными шарфами. Другие же полагают, что юг — это юг, пускай и зимой, и беззаботно расхаживают в шортах, майках и пляжных шлепанцах.

"Погружение"

Комплекс "Коралловый мир" расположен за городом, на территории Кораллового заповедника. Дорога к нему лежит по узкой полосе суши, мимо многочисленных туристических комплексов и дайвинг-центров, дельфинария и пунктов проката верблюдов. Личное открытие (я не претендую на присвоение ему моего имени, но все равно приятно): Красное море — абсолютно не красное! По крайней мере, здесь, в заливе, вода невероятно-пронзительно-сапфирово-синяя. Уникальность этого места в том, что коралловый риф подступает прямо к берегу, и даже тот, кто в жизни не совершал погружений глубже, чем по пояс, может увидеть совершенно фантастические картины прямо с берега. Вообще, Красное море и его ответвление — Эйлатский залив — это, по сути, заполненная водой узкая и глубокая трещина, отделяющая Африку от Азии. И зимой и летом температура воды практически постоянная, 20-25°С, слабые течения и небольшие дожди не вызывают смывания осадочных пород с берега. Поэтому вода необыкновенно чистая и прозрачная. А из-за жаркого и сухого климата Красное море стало одним из самых соленых в мире. Так что кораллам и рыбам здесь живется уютно.

Итак, под одной из самых высоких и рельефных "кротовых горок" прилепился на берегу компактный и симпатичный комплекс "Коралловый мир". Так же, как и все окружающее, он производит впечатление игрушечного, собранного из разноцветных деталей "Лего", с преобладанием белого и синего — самых популярных цветов Израиля, ассоциирующихся с небом, облаками и пеной на гребнях волн. Комплекс состоит из огромной подводной обсерватории в море и целого городка на берегу из маленьких, больших и просто огромных павильонов с аквариумами, бассейнов для акул и черепах, ресторанчиков и сувенирных киосков. Все рассчитано на то, что в "Коралловом мире" можно провести целый день. Учитывая отнюдь не дешевую стоимость входных билетов, большинство так и поступает. В Израиле семейный туризм популярен необычайно, самые маленькие путешествуют в рюкзачке у родителей за спиной, те, кто постарше, — в коляске или верхом на надежных папиных плечах, еще чуть постарше — носятся на бешеных скоростях вокруг.

Сразу у входа — "демо-версия" предстоящих чудес: огромный кубический аквариум с кусочком кораллового рифа. Рыбы в нем преисполнены сознанием собственной значимости — недаром им доверено первыми встречать посетителей. Они не суетятся и не шныряют туда-сюда, старательно демонстрируя свое великолепие в самых выигрышных ракурсах. И только время от времени, когда считают, что на них никто не смотрит, позволяют себе втихаря пожевать листик салата из самого прозаичного пучка, закрепленного тут же на проволочке. В свой первый приезд сюда я сразу застряла у этого аквариума и решила обосноваться тут навсегда. Потом оставшиеся крохи здравого смысла и нежелание торчать на солнцепеке превозмогли первый приступ эйфории — и я нырнула в ближайший павильон. Это оказался аквариум редких рифовых рыб. С того самого момента во мне постоянно боролись два вполне нормальных, но противоположных человеческих желания. Одно из них — скорее! скорее! — побежать кругом и увидеть — все! все! — и сфотографировать! А второе — наоборот, застрять на недельку возле первого же аквариума и внимательно рассмотреть каждую мелочь: камешки на дне, каждую веточку коралла, сделанную из крохотных "маргариточек", "снежинок", розовых "елочек" и прозрачных "осьминожков" в золотую крапинку... Я уже не говорю о смешных "мультяшных" рыбах, слишком ярких и тщательно отделанных, чтобы быть настоящими! В этом аквариуме собраны редкие и мелкие рыбы, которых трудно увидеть и рассмотреть в подводной башне. Например, рыба Фридмана: маленькая, размером с мизинец, рыбешка такого интенсивно-фиолетового цвета, как крепкий раствор марганцовки. Кажется, что живой организм просто не в состоянии обладать столь ядовитой расцветкой! А вот аквариум, в котором на первый взгляд нет никого, кроме грядки странной цветной капусты, нескольких мясистых розоватых сыроежек и клумбочки довольно аляповатых плюшевых цветочков (точь-в-точь украшение шляпки провинциальной модницы конца позапрошлого века). Причем "капуста" непрестанно шевелит щупальцами-ресничками, а "сыроежка" нервно подпрыгивает. И только большой красноватый камень с пористой, поросшей белым лишайником поверхностью ведет себя подобающим образом: лежит неподвижно в углу аквариума, вызывая своим цветом и фактурой неаппетитные ассоциации с куском тухлого мяса. Но в табличке на аквариуме написано, что здесь сидит рыба-удильщик.

Присматриваюсь недоверчиво к потенциальным    кандидатам: ни нервная "сыроежка", ни  "капуста" рыбой быть ну никак не могут! В это время камень, притворяющийся тухлым мясом, резво переползает на несколько сантиметров, помогая себе двумя толстыми кривыми лапами, и снова замирает. Но теперь он уже себя выдал, и на бугристой корявой поверхности можно рассмотреть крохотный глаз размером со спичечную головку. О нем даже нельзя сказать, что он смотрит, точнее будет употребить слово "зырит"... Подковообразная трещинка в "камне" приоткрывается чуть шире и превращается в искривленный в удивленно-брезгливой гримасе рот: я обитателю аквариума понравилась явно еще меньше, чем он мне. Зато соседи у него очень симпатичные и обаятельные: изящные морские коньки, похожие на маленьких дружелюбных дракончиков. В другом аквариуме — потешные детишки рыбы-кузовка: маленькие, слегка сплюснутые с боков кубики со скругленными углами, ярко-желтые в горошек. Маленькие мурены похожи на длинные пятнистые чулки, неплотно набитые ватой, так что туловища у них на вид немного помятые. Они все прячутся в своем аквариуме в пещерках среди кораллов, выставив наружу узкие злые мордочки.

В следующем павильоне — полная темнота. Там живут светящиеся в темноте рыбешки и кораллы в аквариумах с ультрафиолетовой подсветкой. Самый большой аквариум — кольцевой, разделенный окнами на отдельные "кадры". Тут несет дозор стайка крупных рыб самого мужественного и неподкупного вида: закованные в серебристо-стальную броню, со строгими и сосредоточенными "лицами", они непрерывно нарезают круги по всему аквариуму с бешеной скоростью. (Мне потом объяснили,  что это сериола — родич ставриды, и я была несказанно разочарована: само олицетворение мужественного рыцарства, и вдруг — ставрида!)

Бассейн с акулами — огромная, высотой с двухэтажный дом, емкость с большими окнами на уровне человеческого роста. Стоит это сооружение в крытом павильоне. Кроме акул, в бассейне живут самые крупные скаты: хвостокол, родственник черноморского морского кота, похожий на воздушного змея с "нарисованной" на брюхе совершенно сюрреалистической клоунской рожей, скат-орляк, напоминающий странную птицу с лисьей мордочкой. .. Он "летит" под водой в точности так, как в мультфильмах изображают полет толстой обожравшейся вороны. За акулами и скатами можно наблюдать через окна, либо сверху, с узкого мостика над бассейном. Еще один павильон называется "Амазонка". Там собраны всякие экзоты — пираний, симпатичные крокодильчики и феерические лягушечки. Это единственный павильон с пресноводными обитателями. Все остальные аквариумы наполнены морской водой, поступающей круглосуточно, без какой-либо фильтрации. Поэтому в них содержатся только местные виды рыб и животных. Для больших морских черепах устроен открытый бассейн с маленькой "песочницей" на островке посредине, где они откладывают яйца. С черепахами соседствуют некрупные скаты, подъедающие крошки с черепашьего стола. Мелких черепашат отсаживают в отдельный бассейн, а через пару лет выпускают в море.

"Океанариум" — еще один интересный аттракцион. Это киносимулятор прогулки на подводной лодке. С нами на один сеанс попала экскурсия младших школьников, так что было шумно и забавно. Мой спутник уже бывал раньше в этом "симуляторе" и предупредил, чтоб я выбрала себе кресло в неподвижном секторе. Я так и сделала. Внутри помещение стилизовано под рубку подводной лодки со всякими бутафорскими вентилями, мигающими лампочками и клапанами. Все это по ходу действия мигает зловеще-красным, шипит, завывает и выпускает клубы пара. Сюжет фильма прост и незатейлив — мы плывем на субмарине и наблюдаем жизнь глубоководных обитателей, плюс некоторое количество виртуальных спецэффектов подводного землетрясения, плюс реальная вибрация и наклон во все стороны кресел, расположенных на подвижных платформах... Плюс человек 100 синхронно (при каждом наклоне кресел) визжащих детишек. Ну, лично мне эти все диснейлендовские аттракционы только мешали, но сами по себе подводные съемки были великолепны! Демонстрировалось именно то, чего не увидишь через иллюминатор обсерватории: обитатели подводного мира, которые живут на глубине и к окошкам — на людей посмотреть и себя показать — не подплывают никогда. Особенно запомнилась колония донных угрей: на ровном песчаном участке дна они напоминают сюрреалистическую рощицу оживших спагетти, на самом же деле каждый сидит в своей отдельной норке, но кажется, что они растут прямо из песка. При малейшей опасности угри одновременно втягиваются в песок таким быстрым и неуловимым движением, как будто каждого просто вдернули в норку за хвост. И тем же манером, без каких-то видимых телодвижений, появляются снова: так зубная паста выдавливается из тюбика.

И вот — кульминация экскурсии: мы направляемся в подводную обсерваторию! Красивое белоснежное сооружение, похожее на гибрид маяка и летающей тарелки, заметно издалека и успело стать одним из символов Эйлата. Находится обсерватория на специально выбранном участке рифа и состоит из двух строений — старого и нового, соединенных тоннелем. На самом верху башни есть смотровая площадка. Взбираемся наверх, останавливаемся перевести дух — и крепкий морской ветерок тут же заколачивает последние остатки дыхания обратно в глотку. Причем попытка пройтись вокруг столба в поисках подветренной стороны ни к чему не приводит — ветер дует отовсюду. От открывшегося вида захватывает дух. Говорят, отсюда можно увидеть сразу четыре государства: Израиль, Иорданию, Египет и Саудовскую Аравию, на самом же деле же с такого расстояния никаких пограничных столбов и пограничников с мухтарами, конечно же, не разглядишь... Видны только игрушечные домики, порт Эйлата и прилепившиеся почти вплотную к нему такие же белые строения иорданской Акабы, длинный сверкающий на солнце язык Эйлатского залива (он же — Акабский), высокая сплошная стена лысых морщинистых гор с иорданско-аравийско-го берега и ряд невысоких "кротовых кучек" со стороны Израиля и Египта. На первый взгляд помещение подводной обсерватории не отличается от большого кольцевого аквариума на берегу: круглое, полутемное, со сплошным кольцом панорамных окон. Я слышала, как одна мама объясняла своему детенышу, что это уже не аквариум, а самое настоящее море, а детеныш, с явной снисходительностью к причудам этих взрослых, которые вечно норовят надурить маленьких, переспрашивал: "Как будто настоящее?" Если прекратить возбужденно метаться от одного окошка к другому, а просто остановиться у любого и спокойно понаблюдать, сразу становится видна разница между морем "как будто" и морем настоящим. Поле зрения ограничено не задней стенкой аквариума, а таинственной голубой Бесконечностью, которая сама решает, до каких пределов можно допустить любопытные взоры прилипших к окошкам человеческих существ. Вот прямо перед окном приветливая, освещенная солнцем полянка. Ровненькое песчаное дно, поросшее непременными "капустами", "сыроежками", "розами" и прочими морскими чудесами, для которых зашоренные мозги немедленно подбирают привычные земные аналогии.

Из соседнего окна никаких полянок не видно, только передний план с коралловым деревцем, явно считающим себя бонсаи. Все пространство над ним равномерно заполнено массой серебристых листиков — рыбешек, совершенно синхронно совершающих неожиданные повороты. Все это живое облако сверкает, искрится, находится в непрестанном движении, но в то же время остается на месте. Из намозоленного компьютерными игрушками подсознания выползает очередная недоуменная мысль: "Интересно, как они управляются с таким количеством персонажей одновременно?" Совершенно невозможно отказаться от мысли, что все они — творения гениального художника-мультипликатора, наделенного недюжинным чувством юмора. Смотровые иллюминаторы находятся под водой на глубине 5 м. Вокруг окон на узенькой террасе кораллы высажены искусственно, все остальное — настоящее. Башня недаром внешне напоминает иглу: с хирургической точностью она воткнута в небольшую ровную площадку так, чтобы не повредить окружающий участок рифа. Акватория вокруг башни не огорожена, рыбы специально не подкармливаются — точно такой же участок морского дна, как и соседние.

ВОЗВРАЩЕНИЕ "НА ПОВЕРХНОСТЬ"

Сейчас уже не могу понять, каким образом моему спутнику удалось вытащить меня из обсерватории — помню, было совершенно четкое намерение провести там остаток жизни. Возможно, я проголодалась, и меня заманили наверх кусочком пиццы... Последние снимки — с мостика по пути на берег. На глубине всего в полметра разноцветье самых настоящих кораллов, среди которых иногда мелькают ярко-синие спинки рыбешек. Но на такой глубине их немного. Купаться можно только на городском пляже. Там оборудован центр подводного плавания, где можно взять напрокат спортивное оборудование. Вся береговая зона тщательно оберегается. Строго запрещено не только добывать из моря кораллы и моллюски, но и собирать и уносить с пляжа ракушки и обломки кораллов. Рыбу ловить можно только в специально отведенных местах. Сейчас, зимой, любителей морских купаний не так уж много, а вот летом…
Автор Марина Рыбка

Другие статьи о Израиле
Масада больше не падет!
Перед вами — история легендарной крепости Масады, возвышающейся над южным побережьем Мертвого моря. Она помогла спасти семью неизвестного полукровки, который с помощью римлян стал царем Иудейским — Иродом Великим
Море жизни
Несмотря на свое не очень жизнеутверждающее название, Мертвое море — далеко не мертвое
В поисках Царства Небесного
Отправляйтесь в Иерусалим — и, возможно, там ваше сердце откроет вам путь, о существовании которого вы даже не догадывались!
Самый рождественский город
У него много имен. В Библии он упоминается как Ефрата, Эфрата, Бейт-Лехем. Это один из самых древних городов мира. Здесь Давид был помазан на царство. Тут пророчествовал Самуил. Сюда приехали Иосиф и Мария. И именно здесь произошло божественное событие — рождение Иисуса Христа.
Cтатьи по теме: Достопримечательности
Как провести в Египте 7 дней и не успеть искупаться
Прилетев в Египет, вначале с удивлением, а потом с пониманием относишься к людям, которые приезжают в эту страну кто в 8-ой, а кто в 30-й раз. В Египте интересно не только Красное море, но и другие природные и рукотворные памятники.
ТОП-15 самых смешных отзывов туристов
TurPravda.com опубликовал список самых смешных фраз из отзывов туристов
Барселона. Город, где живет искусство
Вот уже 5 лет Барселона является моим фаворитом среди всех городов, ведь это самый эмоциональный, креативный и бурлящий город Европы!
sLOVEnia
Так уж исторически сложи лось, что Словению либо путают со Словакией, либо же вовсе не знают о ее существовании