Более 2 млн туров и экскурсий по 101 стране мира от 34 туроператоров

Священное море Байкал

ЧИВЫРКУИСКИИ ЗАЛИВ

Небольшой катер, именуемый ботом, пыхтя и тарахтя, на всех парах идет по Чивыркуйскому заливу. Сейчас июль, разгар лета. Жарко и хочется выкупаться. Однако вода прохладная — ведь это Байкал. Кружат над водой чайки-хохотуньи, высматривают добычу — снулого омуля, хариуса и другую рыбу. Не откажутся они и от оставленного людьми мусора — настоящие крылатые санитары побережий. Минуем небольшой скалистый островок, поросший вторичным лесом, где, по словам капитана, живет медведица с медвежатами. Звери приплыли сюда в июне, да и остались. До берегов далеко, а пищи хватает: на островке гнездовая колония чаек, и у них сейчас жирные нелетающие птенцы. Можно сказать, "курятник" под боком. Обходим островок и приближаемся к основному берегу Святого Носа, самого крупного байкальского полуострова. "Носом" его назвали за очертания, поскольку он как бы вырастает из восточного берега озера, а "святым" именуют за то, что в разное время сюда уходили на отшельническую жизнь "святые люди", как на Руси называли неординарных и склонных к эзотеризму людей, независимо от их вероисповедания и национальности.

Байкал — особое озеро. Самое глубокое, самое таинственное. Ученые до сих пор спорят о его происхождении. Байкал — символ красоты дикой природы России для западного экотуриста. Здесь масса эндемиков, в том числе особые роды рыб и особые семейства рачков-бокоплавов. Здесь же живет байкальская нерпа — единственный в мире вид пресноводного тюленя. Как морское животное попало в глубь Сибири, остается загадкой. Ясно, что по воде. Ясно, что из Ледовитого океана. Но по Лене ли (когда-то, возможно, связанной с трещиной Байкала) или по Енисею и Ангаре, непонятно. Следов этого великого переселения не осталось. Тем не менее тюлень хорошо прижился на "сибирском море", приспособился к суровым континентальным условиям, превратился в самостоятельный вид, хотя и близкий, очень близкий к северной нерпе. Сколько он еще здесь протянет, зависит от человека.

Байкал — все еще символ красоты и чистоты дикой природы, но, положа руку на сердце, он уже не тот, что полвека назад. Не такой чистый и не такой дикий. Треть его берегов заповедана, а остальные две трети покрыты национальными парками, что не может не радовать de jure, но не спасает de facto. На берегах, особенно южных, опоясанных трассой и не особенно удаленных от Иркутска и Улан-Удэ, мусора не меньше, чем по всей остальной послеперестроечной России. Удивительные бухточки на острове Ольхон, у скалы Шаманки, куда приезжала и приезжает масса диких туристов, полны битым стеклом. Заходя в воду, рискуешь поранить ноги. О туалетах на берегах никто никогда не думал, поэтому весь берег и есть сплошной туалет. Народ у нас если отдыхает, то обязательно "расслабляется", так чтобы после него не мог отдохнуть уже никто другой. Печально писать об этом, но из песни слов не выкинешь (как говорил один знакомый немец, "в России нам больше всего нравятся люди, а не нравится больше всего то, как эти люди относятся к своей природе..."). Но и своя песня тоже имеется. Три заповедника и два национальных парка для одного озера — это немало. Красивые бухты, скалы, удивительные виды, кое-где хорошо сохранившиеся леса. Другое дело, что могло бы быть лучше, намного лучше...

Национальный парк "Забайкальский" включает в себя Святой Нос, Чивыркуйский залив и южную часть Баргузинского хребта. На хребте он смыкается с Баргузинским заповедником — все еще цитаделью дикой природы региона. Перешеек Святого Носа (как и устье реки Чивыр-куй) уникален в ландшафтном отношении: песчаные дюны, степная растительность, кедровый стланик на уровне воды. Сам Святой Нос — горное плато, покрытое зарослями стланика, на которое ведет отличная экологическая тропа и с которого открывается вид на акваторию Байкала. Рыбы в Чивыркуе еще хватает, и респектабельные бизнесмены любят подняться вверх по реке за "хорошим" хариусом.

В НЕРПИЧЬИХ ВЛАДЕНИЯХ

Еще час хода по открытой глади, где озеро напоминает море, и перед вами появляются смутные очертания низкого лесистого острова, как бы вырастающего из-под воды. Это Большой Ушканий остров, главный из группы Ушканьих островов — единственного байкальского архипелага. На Ушканьих островах сохранились "погани" — так называют места отдыха тюленей. На этих больших плоских камнях, выступающих из воды, байкальские нерпы собираются в июле, и вместе с самками можно видеть подросших детенышей из числа тех, кому повезло и кого не забили дубинками ранней весной, почти сразу же после рождения. История истребления человеком животных ради наживы знает много отвратительных примеров. Но вряд ли можно вспомнить нечто более страшное и жестокое, чем избиение тюленей и их детенышей. О множестве леденящих кровь свидетельств этих побоищ, учиненных , "человеком разумным" над своими братьями меньшими, можно прочесть у известного канадского писателя Фарли Моуэтта в его "Трагедиях моря". Сейчас, когда жажда наживы снова охватила передовое человечество, стоит еще раз перелистать страницы этой книги. Действует подобно холодному душу. Тысячи миловидных созданий с огромными черными глазами уничтожались за считанные дни. Им разбивали дубинками черепа, с живых снимали скальпы. Жестокость, не знающая границ, всегда была оборотной стороной морского промысла, и, что примечательно, уничтожение миллионных стад северных тюленей происходило не в каких-нибудь странах третьего мира, а в Канаде, Норвегии и Японии!

Такая печальная судьба могла постигнуть и байкальскую нерпу. К счастью, этого пока не случилось, и по сей день в самом центре Байкала, в районе Ушканьих островов, загорают на пологих камнях удивительные большеглазые создания, в одно из которых превратилась, по верованиям инуитов, душа бессмертного Авуанга. Но мы все же не можем быть уверены, что судьба байкальской нерпы окончательно решена в положительную сторону.

На Ушканьих островах хорошо. Тихо и спокойно. Симпатичные каменистые мысики с лиственницами, прозрачная вода, запах мха и багульника. На берегах Байкала уже не осталось таких мест. Там везде туристы с грохочущими транзисторами и магнитофонами. Похоже, по-другому наш человек отдыхать уже не способен. На Ушканьих островах туристов нет. Поэтому здесь обитают нерпы. Я прибыл на остров вечером, а в 5 утра красный диск солнца показался над гладью Байкала, чтобы возвестить о наступлении нового прекрасного летнего дня. Нерпы разомлели под утренними лучами июльского солнышка. Я мог наблюдать за ними сквозь телеобъектив, вжавшись в поверхность поросшего мхом плоского камня неподалеку от погани. Своими большими черными глазами тюлени напоминают человека. Если не разговаривать и не делать резких движений, они не боятся и не реагируют на фотографа. В воде нерпы кажутся черными, а когда высыхают, серыми. На шкурах многих видны шрамы и порезы — следы свадебных апрельских баталий. В воде самцы напоминают водолазов в черных гидрокостюмах и подводных очках. Самки толще, вальяжнее. Одна из них, с детенышем, развернулась и смотрела на меня в упор своими влажными глазами. Сердце сжимается при виде этих больших и черных, подернутых поволокой глаз. В утренних лучах солнца загорает несколько десятков тюленей. Несколько десятков из 40-50 тысяч, еще обитающих сегодня на Байкале. Вроде бы немало, но если учесть, что каждый год ради дешевого меха убивают 10-15 тысяч, то комментарии излишни. 

В феврале и марте на Байкале еще стоит лютая зима. Озеро сковано полутораметровой толщей льда. И вот в это время под ледяными торосами, в воздушной камере между льдом-крышей и льдом-дном, на грани стихий мама-нерпа приносит единственного детеныша. Еще за несколько дней до того как ледяной панцирь покроет поверхность озера, самка начинает поддерживать лунки, через которые только и можно вскоре будет дышать. Когда толщина льда достигнет нескольких сантиметров, будущая мама ищет место, где лед вздыблен, и сооружает под ним логово, в котором и появляется на свет очаровательное большеглазое существо длиной около полуметра и весом в 4 кг. Надо льдом свирепствуют сибирские морозы, а в ледяной колыбели, когда там находится тюлениха, температура около 0°С или даже 4-5°С. И у нее такое теплое, жирное молоко... Только здесь, в этом ледяном мирке, может выжить новорожденный. С самых первых дней, повинуясь инстинкту, он роет туннели в своем заснеженном логове, останавливаясь, как только почувствует проходящий сквозь снег свет. Здесь он снова повинуется инстинкту: там, за обманчиво радостным "окошком", убийственный мороз и многочисленные опасности. Тюлененок учится плавать, играет с водой и льдинками. Временами откуда-то снизу, из черной бездны, появляется мать и приносит рыбу, чаще всего голомянку.

У ИСТОКОВ ЛЕНЫ

Бот пошел через Байкал, к его западному берегу. На горизонте показалась цепь гор. Северная половина Байкала гористая, более лесная, сибирская. Горная цепь на его северо-западе — территория Байкало-Ленского заповедника. Где-то там наверху, на покрытом ковром из белого ягеля лиственничном плато, где эвенки когда-то выпасали северных оленей, начинается могучая Лена. Снимать ее истоки приезжают телевизионные группы из разных стран мира. Подняться на плато можно по одной из расщелин, спускающихся к Байкалу до Бухты Покойников, где расположен один из кордонов заповедника. Там, на плато, — вся красота нетронутого цивилизацией мира. В Бухту покойников можно попасть только по воде, на "моторке" или катере. Если засидишься до октябрьских штормов, то можно задержаться не на один день. Если же успеть перебраться на крайний южный кордон заповедника, то уже не зависишь от воды. Укатанная ГАЗами и УАЗами колея ведет через сопковую тайгу и степь по территории Прибайкальского национального парка до самого Иркутска. Но тут стоит запастись терпением — за один день, скорее всего, вы не доедете, тем более что на небольших перевалах придется останавливаться у "культовых мест", где вбитые в землю колья усеяны многочисленными "буддистскими" голубыми ленточками. Сейчас это повальное увлечение по всей Сибири — ова ставят шаманы, туристы, да и все кто попало. В стремлении к возрождению языческого поклонения духам в форме шаманизма или, точнее, "неошаманизма" чувствуется веяние моды и чувственный, суеверный мистицизм наших людей. Это тоже матушка-Россия, и этого слова из песни тоже не выбросишь. Впрочем, на среднем уровне поклонение духам ограничивается окроплением капища зеленым змием — лишний "законный" повод принять по 100 грамм...

МЕСТЬ АВУАНГА

Невольно мысли снова возвращаются к тюленям. До самого лета, пока плавают льдины по Байкалу, на них виднеются темные силуэты отдыхающих нерп. Но в конце концов льдины исчезают, и с июля по сентябрь животных можно видеть в воде на поверхности озера. Берега ненадежны. Там человек с ружьем. Отдыхать можно только на больших камнях, выступающих из воды на порядочной глубине, чтобы при опасности была возможность сразу нырнуть и уйти под воду. Таких мест на Байкале мало, и главное из них — Ушканьи острова, где и собирается в июле наибольшее количество байкальских тюленей. Острова отнесены к Забайкальскому национальному парку и охраняются, но только формально, как и почти все в России. Нерпы доступны для браконьеров в любое время года. А иногда у тюленей бывают эпидемии, которые уносят тысячи жизней. Первый случай массовой гибели нерп отмечен в 1987-1988 годах, когда не стало около 15 тысяч животных. Тысячи тюленей погибли в 1997 и 1999 годах. В результате исследований, проведенных организацией "Гринпис" вместе с учеными Иркутской области в 2000-2001 годах, выяснилось, что численность байкальской нерпы сократилась по сравнению с 1994 годом на 30% и составляла не более 70 тысяч особей. На протяжении последних 5 лет нерпы гибли как от болезней, так и от рук браконьеров. В связи с этим "Байкал-рыбвод" принял решение о прекращении коммерческой охоты на нерпу на ближайшие 5-6 лет.

Но одни только административные меры не спасут байкальского тюленя, ибо браконьеры хорошо умеют находить бреши в системе охраны. Необходимо вывести население региона из его нищенского состояния и снизить спрос на мех.
...Сказания инуитов гласят, что охотник за свою жизнь может убить только определенное количество нерп, превысив которое умрет сам. По одному из мифов, душа бессмертного Авуанга превратилась в нерпу и начала сокрушать своих врагов, чтобы люди могли почувствовать, что переживают уничтожаемые животные. В облике нерпы Авуанга плывет под водой, наблюдая за людьми, которые охотятся на него. Неожиданно тюлень появляется позади людей на тонком льду. Охотники бегут к нему, но лед не выдерживает, и многие проваливаются под воду.
Автор Константин Михайлов

Другие статьи о России
Куда отправить отдыхать родителей?
Как помочь нашим пожилым родителям найти себе отдых по душе?
Погружения за полярным кругом
Если вы увлекаетесь дайвингом, вам стоит побывать в Заполярье
Такая разная Москва
О нескольких ликах Москвы
Кижские миражи
Онежское чудо – превосходство духовного начала над мирским
Cтатьи по теме: Достопримечательности
Как провести в Египте 7 дней и не успеть искупаться
Прилетев в Египет, вначале с удивлением, а потом с пониманием относишься к людям, которые приезжают в эту страну кто в 8-ой, а кто в 30-й раз. В Египте интересно не только Красное море, но и другие природные и рукотворные памятники.
ТОП-15 самых смешных отзывов туристов
TurPravda.com опубликовал список самых смешных фраз из отзывов туристов
Барселона. Город, где живет искусство
Вот уже 5 лет Барселона является моим фаворитом среди всех городов, ведь это самый эмоциональный, креативный и бурлящий город Европы!
sLOVEnia
Так уж исторически сложи лось, что Словению либо путают со Словакией, либо же вовсе не знают о ее существовании