Более 2 млн туров и экскурсий по 101 стране мира от 34 туроператоров

Печорская тундра

По приглашению дирекции заповедника мы отправляемся в короткую экспедицию из Нарьян-Мара по Печорской губе до Баренцева моря. Кроме меня, в лодках два инспектора заповедника — Николай и Андрей, и Петр, орнитолог из Москвы, собирающий материал по тундровым птицам. На нашем пути будет мыс Костяной Нос, остров Чаячий, тундры у речки Хабуйки и, наконец, остров Долгий и бывший поселок Ходовариха у Русского Заворота на самом выходе Печоры в море. Мы отводим на все про все две недели и расписываем маршрут по дням, но погода на Севере всегда вносит свои коррективы. Незадолго до нашего приезда в Нарьян-Мар подула моряна — так называют на Севере мощное вторжение арктических воздушных масс, несущих с собой холод, дожди и штормы с  волнением до 5-6 баллов. Бывает, моряна дует две-три недели подряд. К счастью, на третий день ветер стих, и нам удалось протоками Печоры проскочить до Костяного Носа. Здесь открытая вода, с одного берега другого не видно, так что в штормовую погоду лучше оставаться на суше. На мысе когда-то была деревушка. Единственный оставшийся от нее дом поправили, превратив в опорный кордон заповедника, где постоянно дежурит пара инспекторов, сменяясь каждые две недели. Есть рация, движок и даже спутниковая "тарелка" — в общем, уверенная связь с Большой землей. Второй год на кордоне гостят студенты-гидрологи. Для них это хорошая практика, для заповедника— источник оперативной информации о состоянии природы, ведь научный штат сокращен до минимума.

За последние двадцать лет на русском Севере было создано несколько заповедников. Среди них и Ненецкий — ему всего семь лет. Созданию заповедника предшествовали усилия многих зоологов из Питера и Москвы. Однако "пробить" заповедник на бумаге — только полдела. Еще сложнее обустроить кордоны, приобрести и содержать транспорт в условиях нищеты заповедной системы и безумных цен на горючее. Все передвижение здесь — на моторных лодках, о морских плавсредствах можно только мечтать. На аренду вертолетов денег тоже нет, а без них в Арктике — как без рук. Стройматериалы для новых кордонов приходится завозить на "буранах" и тракторах зимой. Реальный источник хоть каких-то дополнительных средств — гранты от западных "зеленых" и различные экспедиции. При поддержке голландцев строится станция мониторинга, где ученые разных стран смогут следить за миграцией птиц. Совместные межгосударственные проекты — будущее науки в заповедниках и лучший инструмент объединения усилий по сохранению природы. Хорошие доходы да торг с нефтяными компаниями, заинтересованными в работе буровых на смежной с заповедником территория Присутствие это малоприятное, но из двух зол выбирают меньшее.

Кордон на Костяном Носе — последняя связь с Нарьян-Маром. Далее наша экспедиция может полагаться только на свои силы. Две моторные лодки снабженные сорокасильными "ямахами", движутся вдоль левого берега  чорской губы на север. На острове Чаячьем — колония чаек-халеев, утки собравшиеся линять гагары. Среди  халеев, или темноспинных серебристых чаек, всегда есть несколько пар более крупных и светлых чаек-бургомистров. Это разбойники, берущие дань с колонии, но они же и лучшая защита от песцов, поскольку агрессивны и бесстрашно атакуют хищников. Весь остров — сплошные осоковые луга, затопляемые  во  время  приливов.  Здесь много не походишь. Главная наша цель — сырые тундры с озерами у речки Хабуйки, где гнездится множество малых или тундряных лебедей, а также выводят потомство белолобые гуси и гуси-гуменники. Заповедник построил дощатый домик на месте заброшенной рыбацкой деревушки. Внутреннее убранство дома более чем скромное - нары под спальники и печурка. Жить можно, да и от гнуса спасение. К домику пристроена светлая терраса. Это уже комфорт! Вокруг бескрайняя тундра с озерками, и по ним — белые точки лебедей и гусей. Птицы не только выводят здесь потомство, но и собираются на линьку — самое опасное для них  время (у птиц разом выпадают маховые перья, они теряют способность к полету). На лайдах же гуси и лебеди в  безопасности. Во время прилива солоноватая вода поднимается по рекам на  километры, разливается сетью проток по тундре, затапливая приозерные травы. Через шесть часов она уходит назад, оставляя в протоках обнаженное илистое дно: если переходить вброд,  увязнешь по пояс. Речки тоже сильно мелеют, так что вернуться на кордон можно только через двенадцать часов,  когда наберет силу очередной прилив.

В июле на Севере полярный день.  Солнце не опускается за горизонт. Работать можно хоть круглые сутки. Ночью даже лучше — прохладно, и не так допекает гнус. Тундра мягко прорисована косым светом. Также прекрасны ясные рассветы с легким, но холодным северным ветерком, когда комаров совсем  нет.   В  солнечную и безветреную погоду работать невозможно. Комар заедает. Не помогают ни накомарники, ни репелленты.

 

...Через неделю добираемся до крайней северной точки маршрута — заброшенной деревушки Ходовариха, приютившейся на длинной песчаной косе, намытой Печорой у ее выхода в море. Это и есть Русский Заворот. Еще пятнадцать лет назад в Ходоварихе была метеостанция, жили маячник, пограничники. Сейчас осталась только метеостанция, последняя из многих бывших в районе, и в единственном жилом доме коротают дни двое работников. В последние годы, благодаря помощи заповедника, они могут себе позволить в отпуск выбраться на Большую землю. Собственных средств у метеослужбы для этого нет. Деревня представляет собой идеальную декорацию к экранизации фантастического романа "Пикник на обочине". Полуразваленные дома с обнажившимися кирпичными трубами, тысячи занесенных песком металлических бочек, обвисшие провода на покосившихся столбах. Посреди этого запустения высится громада деревянного маяка, на вершине которого, как послание от жителей исчезнувшей цивилизации, мигает фонарь. Он питается от батарей, содержащих радиоактивные элементы, но вот уже пять лет как маяк никто не осматривал. Замком Иф прозвали маяк местные метеорологи. Они  уверяют: "Там всего 50 миллирентген. Нормальный природный фон, как в любом городе. На других маяках положение либо хуже, либо никто не имеет  понятия, что там  вообще происходит".

Ходоварихе была уготована судьба множества деревень русского Севера. Только на пути из Нарьян-Мара к выходу из Печорской губы несколько таких "памятников перестройки", как называют их в народе. Небольшие, из нескольких домов, рыбацкие деревни строились на мысах. Кое-где ставили на берегу примитивные деревянные холодильники-погреба для хранения рыбы в летнее время. Так было в низовьях всех северных рек — от Вороньей до Лены. Рыбы здесь всегда было немерено, как речной, так и проходной, Белорыбицу или "белую" благородную рыбу — омуля, сига, ряпушку ловили круглый год. Летом и осенью в губу поочередно входили на нерест косяки печорской семги, которая крупнее и жирнее норвежской. Щуку, окуня, язя, леща, налима здесь и за рыбу не считали. Странным образом, в то самое время, как "искусственная" норвежская семга, выращенная, подобно курам, на комбикормах, наполнила московские магазины, на вылов печорской и кольской семги был наложен запрет. Рыб-заводы закрыли в конце восьмидесятых — как и местные мясокомбинаты снабжавшие Север олениной. Предприятия закрыли как нерентабельные, хотя они свое существование окупали и кормили народ. Как только закрыли рыбзаводы — умерли рыбацкие деревушки. Сейчас серые вылинявшие избы, с немым укором смотрящие с высоких мысов на редкие лодки, стали неотъемлемой частью северного ландшафта. Оленеводство, которым в основном занимались ненцы, тоже сократилось в несколько раз — якобы нерентабельно. Похоже, сама жизнь на Севере нерентабельна. Хорошо пока только тем, кто связан с добычей нефти. Однако люди в тундре жили всегда и пока не собираются уходить.

Лебедям проще. Они живут, как  и тысячи лет назад. Прилетают в начале июня в еще заснеженную тундру,  выращивают потомство и отлетают в августе-сентябре на юг Британии и в Северную Европу, где и зимуют. Там  им ничто не грозит, но на пролете через север России можно нарваться на пулю браконьера. Не спасет даже броский синий или красный пластиковый ошейник с крупным номерным знаком, которым птицу "одарили" где-нибудь в Дании или Голландии. Малый, или тундряной лебедь, меньше лебедя-кликуна и с иной окраской клюва. Этот вид был обычен в тундрах на восток от Урала в начале и середине прошлого века, но пару десятков лет назад полюбил обводненные ненецкие тундры. Сейчас в Печорской губе сосредоточена большая часть гнездовой популяции тундряного лебедя. Для охраны его гнездовий отчасти и был создан Ненецкий заповедник. Недавно в ненецких тундрах появился на гнездовье еще один краснокнижный вид арктических гусей — белощекая казарка. В середине XX века ее гнездовые колонии были известны только на Новой Земле, но лет тридцать назад птицы неожиданно стали осваивать материковые "кошки" — приморские песчаные косы. С них перебрались на тундровые острова. Этот вид стал вторым символом заповедника, и его имя  даже вошло в адрес электронной почты резервата.

Тундра — мир пернатых, и, наверное, нигде нельзя получить такое удовольствие от фотоохоты, как на открытых   арктических   ландшафтах,   где пернатые, кажется, совсем не боятся человека. Вот из-под ног взлетает маленький серенький куличок — белохвостый песочник. Его гнездо — в основании ивового куста на песчаном берегу озера. Небольшая ямка, выстланная сухими листьями карликовой березки, и в ямке четыре остроконечных яйца, крест-накрест, как и положено куликам. Садишься в пяти метрах от гнезда без всякой маскировочной палатки, и куличок возвращается уже через пару минут. Поначала мельтешит поблизости, пытается кормиться: прошивает, как швейная машинка, клювом-иглой рыхлый песок в ямке, но в конце концов усаживается на яйца и позволяет снимать себя почти в упор. Не менее терпимы и другие кулички тундры, будь то зуек-галстучник, камнешарка или чернозобик. Снимать их на гнездах и вне гнезд одно удовольствие. Еще один куличок (а их здесь множество: тундра — настоящее куличье царство), который буквально вертится под ногами, — плавунчик. Самка плавунчика ярче самца и не желает сидеть на яйцах. Заигрывает она с несколькими кавалерами, но всех оставляет насиживать яйца. Такое необычное для птиц поведение имеет свои преимущества: каждая самка откладывает помногу яиц, да и самцы оказываются "при деле". Чаек, крачек и поморников лучше всего фотографировать в полете. Поморники — настоящие летающие акробаты. На ветру они закладывают в воздухе головокружительные виражи, а косицы на их хвостах развиваются подобно вымпелам. Эти разбойники нередко преследуют своих "кузин" чаек и отбирают у них добычу. С полярными крачками тоже не соскучишься. Птицы атакуют каждого, кто вторгается на территорию колонии. Иногда даже усаживаются на головы изучающих их орнитологов.

В последние дни нашей экспедиции можно было наблюдать какое-то подобие заката. Июль подходил к концу, и солнце задерживалось у линии горизонта. Каждый день все ниже и ниже, иногда совсем исчезая за полоской низкой облачности. Птенцы в колониях чаек подросли, покинули тундровые озера и массово выбрались на большую воду Печоры. Уходят из тундры на реки выводки лебедей и гусей. Утки начали линять. В это время они, бескрылые, ползают, как мыши, в заболоченных зарослях густой травы и кустарника. Пора заканчивать экспедицию. Но Север непредсказуем. Вчера на опорном кордоне был полный штиль, яркое солнце, жара и тучи комарья. Сегодня — пронизывающий ветер, низкие тучи и свинцовая вода. Хлещет дождь, горизонт во мгле, и по Печорскому "морю" ходят волны. Мы отрезаны от мира на Костяном Носе. Под угрозой наш отлет домой из Нарьян-Мара. Однако выхода нет, остается ждать "у моря погоды". Нам нужно небольшое затишье — хотя бы на пару часов, — чтобы проскочить открытую воду и укрыться от ветра в заросших густым ивняком рукавах Печоры. Затем рейс на Архангельск, поезд до Москвы — все равно тундра не выходит из головы. Говорят, кто побывал на Севере, не забывает его. Наверное, это так и есть. Здесь не только красиво, но и нелегко. Значит, лучше запомнится.
Автор Константин Михайлов

Другие статьи о России
Куда отправить отдыхать родителей?
Как помочь нашим пожилым родителям найти себе отдых по душе?
Погружения за полярным кругом
Если вы увлекаетесь дайвингом, вам стоит побывать в Заполярье
Такая разная Москва
О нескольких ликах Москвы
Кижские миражи
Онежское чудо – превосходство духовного начала над мирским
Cтатьи по теме: Отчет о поездке
ТОП-15 самых смешных отзывов туристов в июле
Портал отзывов туристов о путешествиях Turpravda.ua публикует июльский список самых смешных фраз из отзывов туристов. В основном, сюда попали фразы из отзывов об отелях Турции и Египта — самых популярных направлений среди наших туристов.
Ехать ли в Египет?... Да!
Последнее время, с времен революции 2011 года, в новостях постоянно звучат тревожные нотки о ситуации в Каире и на севере Синайского полуострова. Перед летним сезоном мы решили провести ревизию ситуации в Египте и воочию увидеть опасности, грозящие российским и украинским туристам.
АНАТОЛИЯ. Два маршрута
Мокрый снег, большущими хлопьями ложившийся на панорамное ветровое стекло, стал первым приветом сурового Анатолийского плоскогорья.
Перу. По дороге в Мачу-Пикчу
Мачу-Пикчу — поселение инков, которое было ими просто покинуто (а не захвачено и разрушено испанцами, как подавляющее большинство других деревень и городов)...