Более 2 млн туров и экскурсий по 101 стране мира от 34 туроператоров

Каменное сердце Камбоджи

Храмовый комплекс Ангкор — душа и сердце Королевства Камбоджа, национальная гордость кхмеров и великий памятник мировой цивилизации. Он строился на протяжении IX-XIV вв. Ангкор был центром могущественной империи, во времена расцвета занимавшей дельту Меконга и простиравшейся до южных границ Китая.

























ДОРОГА К ХРАМУ

В Камбоджу я отправился автобусным рейсом из Сайгона, запомнившегося широкими улицами, до отказа забитыми велосипедами и мотобайками. О правилах дорожного движения сайгонпы понятия не имеют, но ДТП на улицах я не видел. Автобус на рейс Сайгон-Пномпень оказался вполне приличным, даже кондиционер работал. В автобусе единственными европейцами оказались ваш покорный слуга и странствующий скандинавский студент.. Нам предстояло провести вместе семь часов в дороге. Большинство туристов все же предпочитают  воздушный транспорт. Самолет  в Камбодже — лучшее транспортное средство, быстрое и относительно безопасное. И дело не в расстояниях, а в отвратительных дорогах с метровыми выбоинами, которые во время дождей скрываются под водой в гигантских лужах. Я путешествовал по Камбодже в ноябре. Сезон дождей (с апреля по октябрь) давно закончился. Это если верить всезнающему справочнику Lonely Planet. К сожалению, погода об этом не знала. Теплый дождь преследовал меня постоянно.

Через пару часов — граница. Формальности отняли около часа времени и 25 долларов из моего тощего кошелька. Наконец, шлагбаум открыт, и автобус въехал на территорию Камбоджи. Асфальт вскоре закончился, а с ним и все признаки цивилизации. Контраст в уровне жизни по разные стороны границы очень заметен. Вьетнам, несмотря на всю свою приверженность коммунистической идеологии, более похож на подрастающего "азиатского тигра", который в затылок дышит Корее, Сингапуру и прочим экономическим феноменам. А в Камбодже путешественник попадает в лучшем случае в XIX век с элементами современной цивилизации. Автобус неспешно ползет по грунтовой дороге, по обочинам — буйволы, дремлющие в грязи, дома на вбитых в землю бревнах. Пейзаж, открывающийся за окном, не радует разнообразием: буро-зеленые квадраты полей да редкие рошицы. Одну ночь провожу в Пномпене. Вечером общаюсь в кафе с такими же, как я сам фарашами (местное прозвище европейцев). Говоря о камбоджийской кухне, нельзя не упомянуть о соусе прохок. Во Вьетнаме мне рассказывали, что этот продукт немало способствовал тому, что вьетнамцы выиграли войну. Зловонная кашица якобы очень калорийна и места немного занимает. Еда как раз для партизанской войны. Еще мне рассказали, в Пномпене можно отведать совершенно особенную пиццу — ее обильно посыпают марихуаной. Мнения моих собеседников о happy pizza разделились. Большинство все-таки считало, что блюдо "не действует". Потягиваю местное пиво Angkor. Пиво оказалось вполне приличным. Самое интересное, что здесь пьют пиво со льдом. У себя в Праге я посчитал бы кощунством такое отношение к предмету нашей национальной гордости. Но липкая жара быстро заставила пересмотреть свои убеждения.

В разговоре определяется набор достопримечательностей столицы. Кроме Национального музея, Королевского дворца и Серебряной пагоды, советуют посмотреть Поля смерти — место массовых казней во времена Пол Пота. Там есть даже стеклянная пела, заполненная черепами убитых — женские возле женских, детские рядом с детскими... Да, то было страшное время для страны. Красные кхмеры поделили население на три категории. "Неполноценные" подлежали истреблению. К ним относились члены королевской семьи, монахи, интеллигенция, офицерство, буржуазия, коммунисты — словом все, сколь-нибудь выделявшиеся из серой массы. Вторая категория (но большей части жители городов) подлежала перевоспитанию на каторжных работах в джунглях и частичному истреблению. Третья категория — бедные крестьяне и отсталые племена — считались опорой режима. За три года Пол Пот, Иенг Сари со товарищи (многие из них — выпускники Сорбонны!) уничтожили три миллиона человек. Помнится, красных кхмеров ругали идеологи в Советском Союзе, картинно заламывали руки интеллектуалы Западной Европы, прятали глаза политики в Штатах. Однако никому на демократическом Западе не пришло в голову отправить в Камбоджу пару дивизий и прекратить геноцид. Демократическую Кампучию (так свой режим называли полпотовцы) освободила вьетнамская армия: за пару месяцев вьетнамцы загнали красных кхмеров в джунгли, откуда те огрызались еще довольно долго. Но хватит о грустном! В Пномпене я задерживаться не стану. Завтра же уеду в Ангкор.

НА РАЗВАЛИНАХ БЫЛОГО ВЕЛИЧИЯ

Вкратце история возникновения храмового комплекса Ангкор Ват выглядит следующим образом. Ко II в. н. э. народы, населявшие территорию современной Камбоджи, переняли многое из культуры Индии. В VII веке неподалеку от озера Тонлесап была основана новая столица кхмерского государства. Каждый новый повелитель Ангкора, вступая на трон, начинал строить новый водоем и систему каналов. Земледелие не зависело от погодных условий, ему не страшны были ни засухи, ни наводнения. Вся территория древнего Ангкора была покрыта сетью водоемов, плотин, каналов, дамб и прудов. Крестьяне собирали по три урожая риса в год. Строились приюты для бедных, школы и больницы. Надписи, сохранившиеся на фундаменте одной из больниц, свидетельствуют, что штат ее состоял из двух врачей, шести ассистентов, четырнадцати медсестер, двух поваров и шести больничных служителей. Но власть предержащие не забывали и о себе. Каждый монарх Ангкорской империи считал себя "правителем мира" и строил соответствующие дворцы и храмы. К XV веку в Ангкоре насчитывались сотни культовых сооружений из камня. В то время Ангкор был, пожалуй, крупнейшим городом в мире.

В 1432 году сиамские армии после семимесячной осады захватили Ангкор и полностью разрушили его. Оставшиеся в живых жители покинули город. Некогда величайшую столицу поглотили джунгли. В XVI веке кхмеры восстановили храм Ангкор Ват, тогда как другие храмы еще на века остались в джунглях. Путешественник, а тем более фотограф, может провести здесь неделю, неторопливо осматриваясь, много раз возвращаясь к приглянувшимся местам, чтобы поснимать в разное время суток. Передвигаться по Ангкору в поисках выгодного ракурса не так легко. Древние строители просто нагромождали каменные блоки друг на друга без всякого цемента. За века жаркий влажный климат сделал свое дело. Камень разрушается, блоки растрескиваются и смещаются: того и гляди, что-то свалится на голову. К чему еще нужно быть готовым —    на территории Ангкора мало туалетов. Но отходить в соседние заросли не рекомендуется. Большая вероятность того, что можно лишится пятки, а то и всей стопы. Земля Камбоджи нафарширована противопехотными минами, в полной боевой готовности ожидающими своих жертв.

Из семидесяти храмов обязательно стоит осмотреть храмы Ангкор Ват, Байон и Та Пром. Последний, кстати, не стали расчищать, чтобы посетители могли представить себе, каким увидели Ангкор первооткры вател и. По сути, Ангкор Ват — та же египетская пирамида. Кхмерский правитель затеял его строительство, чтобы после смерти поместить туда свой бесценный прах. Ангкор Ват покоится на десятиметровой каменной платформе прямоугольной формы со стороной около ста метров. По углам основания — четыре башни высотой по тридцать метров каждая. Посередине платформы — центральная башня. Все это гигантское сооружение построено на мощном основании, обнесенном высокой стеной с крытыми галереями. За стеной — ров шириной почти в двести метров, выложенный каменными плитами. Стены Ангкор Ват покрыты резьбой. Наиболее часто встречающийся персонаж — это танцовщица. Их здесь тысячи. Если внимательно присмотреться, то ни одна из них не повторяется. У каждой — свое выражение лица, свои украшения. Один пояс не похож, например, на другой. Ангкор Ват буквально нависает над приближающимся к нему человеком.

В отличие от Ангкор Вата, который с любой точки выглядит эффектно, храм Байон издали похож на бесформенное нагромождение глыб. Силуэт Байона — трехглавая пирамида с бесчисленными башнями. Известность храму принесли многометровые изваяния человеческих лиц, с отрешенной улыбкой взирающих на входящих. Внутри храм пронизан сложной многоуровневой системой галерей и переходов между башнями. Положа руку на сердце, признаюсь, что сотни каменных физиономий, наблюдающих за мной с блаженными улыбками, действовали крайне угнетающе. Не помогло даже осознание того, что эти лица изображают бодхисатв сострадания. К Байону из окрестных зарослей утром и вечером сбегаются стаи обезьян, привыкших, что посетители обязательно их угостят. Нахальные приматы ведут себя бесцеремонно, хватают за одежду, требуют бананы. Мне показалось, что при виде такой мирской суеты отрешенность на лицах бодхисатв на мгновение сменилась на укоризну.

Та Пром строился как дворец для матери очередного правителя, но позже использовался как храм. Та Пром был первым строением Ангкора, обнаруженный Анри Муо. И по сей день развалины Та Пром стиснуты могучими корнями баньянов, пробившихся сквозь стены. Во времена расцвета Ангкора в 600 помещениях монастыря теснились десятки тысяч людей: от верховных жрецов до храмовых танцовщиц и рабов.

О ПОВТОРНОМ "ОТКРЫТИИ" АНГКОРА

Оговоримся с самого начала — Анри Муо не открывал Ангкор Ват. Португальские путешественники побывали в Ангкоре еще в XVI веке и назвали его "городом за стенами". В XVII веке пилигрим из Японии даже составил подробный план Ангкор Вата, но при этом ошибочно указал, что видел его в Индии. За 10 лет до Муо французский миссионер Шарль-Эмиль Буйо побывал в здесь и опубликовал отчет об увиденном. Однако эта работа осталась никем незамеченной. Да и сам путешественник, как отметил историк Дэвид Чандлер, обнаружил "процветающий монастырь..., в котором трудилась тысяча рабов", а не сокрытые в джунглях развалины. Но нужно отдать должное Анри Муо: никто из предшественников не смог описать Ангкор так, как сделал это он. Поэтому его имя тесно связано с созданием определенного образа в воображении европейцев (частично из-за цитат, подобных приведенной в начале статьи). Книга "Voyage a Siam et dans le Cambodge" с ее красочными описаниями и привлекательными цветными зарисовками принесла Ангкору всемирную известность. Без этой книги имя Анри Муо было бы неизвестно миру, а его могила на берегу реки Нам Кан в Лаосе была бы такой же заброшенной, как и воспетые им храмы Ангкора.

Анри Муо родился в 1826 году во Франции. С молодых лет испытывал он постоянную "охоту к перемене мест". Около десяти лет проработал учителем в России, затем углубился в изучение естественных наук. В 1856 женился на дочери Мунго Парка, английского исследователя Западной Африки. В том же году ему в руки попадает книга Джеймса Бауринга "The Kingdom and People of Siam". Заинтригованный прочитанным, Муо принимает предложение возглавить ботаническую экспедицию в Юго-Восточную Азию. В 1858 году он прибывает в Бангкок. За три последующих года Муо предпринял четыре путешествия во внутренние районы Индокитая. Вторая и четвертая экспедиции, во время которых он обследовал район храмов Ангкор и проник в неизученные районы Лаоса, сделали его знаменитым. Несмотря на то, что Муо жил в эпоху расцвета колониальной экспансии, он проявил себя трезвомыслящим человеком, который сомневался в благотворности влияния европейских колонизаторов на местных жителей. Хотя целью Муо было пополнение зоологических и ботанических коллекций, в его записях часто можно встретить размышления о последствиях его экспедиций: "Принесет ли блага нашей цивилизации местным народам нынешняя экспансия народов Европы на Восток? Или мы всего лишь слепые бездумные орудия чьих-то безграничных амбиций, и только усугубим их собственные страдания?"

В экспедициях Анри Муо проявил себя не только как бесстрашный исследователь и опытный натуралист. Современники отмечали его умение устанавливать хорошие отношения со всеми, кто встречался на пути — будь то король или крестьянин. Хотя Муо проявил себя как выдающийся исследователь, иногда он несколько увлекался. Муо придерживался той точки зрения, что Ангкору две тысячи лет и находил стиль изваяний Будд — древнеегипетским. Что поделаешь, в викторианскую эпоху принято было истоки всех цивилизаций искать на Востоке! Муо испытал на себе все "прелести" странствий в азиатских дебрях: москиты ("маленькие заразные вампиры", по его словам), многоножки, скорпионы, полчища пиявок... Путешественник писал: "Из-за этих кровопийц мои белые брюки нередко были окрашены столь же ярко, как штаны французского солдата". Пришлось ему противостоять и более крупным противникам. В первой же своей экспедиции Муо пришлось застрелить леопарда, который повадился воровать свиней и собак из обоза экспедиции. В другой раз ему довелось провести ночь на дереве, спасаясь от назойливого внимания проголодавшегося тигра. К счастью, Муо посчастливилось избежать тяжелых болезней, что он связывал с "полным воздержанием от употребления алкоголя" — в экспедициях пил исключительно чай.

В декабре 1858 года Муо отправляется во второе — самое длительное — путешествие, которое продлилось до апреля 1860 и включило в себя три недели тщательного изучения Ангкора. Муо оставил исключительно точные описания, с измерениями и привязкой к сторонам света буквально всех деталей храма. Путешествие никак нельзя было назвать приятным. Во время вынужденного отдыха в одной из деревушек (нужно было вылечить воспалившуюся рану), он записывает в дневнике: "Огромные пауки и другие малоприятные создания ползали по потолку. Я до смерти пугался каждый раз, когда они сваливались мне на голову". Тем не менее, Муо, считал такие неудобства вполне приемлемой платой за возможность прикоснуться к Ангкору, который он называл "соперником храма Соломона, воздвигнутого безвестным древним Микеланджело".
Автор Томаш Свобода

Другие статьи о Камбодже
Камбоджа. Приключения в стране кхмеров
Еще недавно Королевство Камбоджа было закрыто для туристов...
Ангкор: спасительный плен
С трудом продираясь через заросли и нагромождения корней, задыхаясь в раскаленной атмосфере этой природной теплицы, попадаю наконец-то на территорию легендарного храмового города Ангкора.
Cтатьи по теме: Достопримечательности
Как провести в Египте 7 дней и не успеть искупаться
Прилетев в Египет, вначале с удивлением, а потом с пониманием относишься к людям, которые приезжают в эту страну кто в 8-ой, а кто в 30-й раз. В Египте интересно не только Красное море, но и другие природные и рукотворные памятники.
ТОП-15 самых смешных отзывов туристов
TurPravda.com опубликовал список самых смешных фраз из отзывов туристов
Барселона. Город, где живет искусство
Вот уже 5 лет Барселона является моим фаворитом среди всех городов, ведь это самый эмоциональный, креативный и бурлящий город Европы!
sLOVEnia
Так уж исторически сложи лось, что Словению либо путают со Словакией, либо же вовсе не знают о ее существовании