Более 2 млн туров и экскурсий по 101 стране мира от 34 туроператоров

Мьянмарские дни

Самолет качнулся и начал снижаться. Вежливые, аккуратненькие стюардессы Сингапурских авиалиний попросили пристегнуть ремни, и вскоре в иллюминаторе показались огни, тысячи огней. Мы приземлялись в Сингапуре, чтобы сделать пересадку и через пару часов продолжить наш, как уже казалось, бесконечный перелет. Позади мы оставили 14 летных часов и остановку в Дубае. Нас разбудили и попросили на час покинуть самолет. Сквозь пелену прерванных снов вспоминались женщины в черных чадрах, мужчины в галобеях и загоревшие русские крепыши, толпящиеся в дьюти-фри. Сингапурский аэропорт кардинально отличался от Дубайского. Например, в отличие от искусственных дубайских пальм здесь все растения были настоящими. Особенно эффектно выглядел сад орхидей прямо в центре зала ожидания. Удивление вызвали и всюду расстеленные паласы. Вообще-то в Бирму, или Мьянму, как она теперь называется, удобнее лететь через Бангкок или через Доху (столица арабского эмирата Катар. - T+L) Катарскими авиалиниями. Билетов на нужную нам дату не оказалось, и в Азию мы влетели через Сингапур - ее образцово-показательные ворота. Именно к такой Азии - с небоскребами, мегамоллами и огромными светящимися рекламными щитами - начинает привыкать мир. Мы же держали путь в иную - ускользающую Азию, известную нам по Джорджу Оруэллу и Вонгу Карваю.

Отправляясь в Бирму, я имел достаточно смутное о ней представление. Путеводитель давал сухую информацию: площадь - 676,5 тыс. кв. км, население - 42 млн человек, основная религия - буддизм. Картинка не складывалась. Помню, как кто-то, только что вернувшийся оттуда, говорил о сильной обособленности и отсталости страны. Из Сингапура на миниатюрном самолете мы вылетели в Янгон - столицу Бирмы, в прошлом Рангун. Военное руководство страны решило одним махом распрощаться с колониальным прошлым, и в 1997 году бывшие британские названия были заменены на новые. Так Бирма стала Мьянмой, Рангун - Янгоном, а Паган - Баганом. Посадка в Янгоне: 10 утра, температура + 22 градуса. Столичный аэропорт напоминает аэропорт в Адлере, разве что буквы в надписях более округлые. Проходя паспортный контроль, понимаешь: хорошо, что виза уже получена в московском посольстве (был вариант оформления визы по приезде в страну, но мы не стали полагаться на непроверенные сведения). Здесь не Таиланд - все строго или таковым талантливо прикидывается. В Бирме уже много лет правит так называемый Государственный совет мира и развития, целиком состоящий из «буддийских генералов». (Я прозвал их так в шутку, после того как во всех больших храмах встречал фотоотчеты посещения генералами религиозных церемоний. Вспомнились прямые включения из храма Христа Спасителя.) Генералы правят уже больше 40 лет. Отчасти поэтому Бирма оставалась крайне закрытой страной. Совсем недавно туристическую визу давали только на семь дней, теперь на целых 28. Если так пойдет и дальше, Бирма может стать новым Таиландом. Пока же Бирма массовым туризмом не затоптана.

В аэропорту нашу небольшую делегацию встречает миловидная гид с табличкой Travel+Leisure. Ее зовут Мяу. Обращаю внимание на ее щеки, измазанные странного вида побелкой. «Это танака», - объясняет Мяу, одновременно и макияж, и защита от солнца. По пути в отель мы решаем поменять деньги. В городе банкоматы отсутствуют, а курс в гостинице невыгодный. Мы заезжаем в контору - некий гибрид отеля, ресторана и офиса. «Со мной пойдет один человек», - командует Мяу. Дело в том, что это неофициальный обменный пункт с хорошим курсом. Как мы выяснили позже, доллару рады везде, но кьятами все-таки расплачиваться удобнее, особенно в местных лавках. Я выхожу из обменника с увесистым свертком в руках. В свертке три огроменных пачки местных денег в обмен на триста долларов. Если вам нравится фильм «Индокитай» с Катрин Денев или просто хочется ощутить себя состоятельным европейцем времен британского господства, вам необходимо остановиться в бывшей Резиденции губернатора - отеле Pansea Orient-Express. Колониальная постройка XIX века действительно служила столичной резиденцией губернатора одного из бирманских штатов. В 1997 году резиденцию отреставрировали, превратив в отель. Аутентичная тиковая постройка в центре отельного комплекса, номера идеально стилизованы, персонал гостеприимен и улыбчив - XIX век да и только. Вообще, дружелюбность - свойство бирманцев. Даже на улицах люди приятные, расслабленные и легкие. Сюда еще не пришло камбоджийское «дай доллар!». Отель со всех сторон подпирают посольства разных стран. К нашему стыду, самым страшным сооружением в округе оказалось именно российское посольство. Классический пример брежневской панельной архитектуры. Утешает лишь перспектива скорого переезда: в прошлом году было принято решение о переносе столицы куда-то на север, в незначительный провинциальный город.

На следующий день мы отправляемся на осмотр главной бирманской святыни - пагоды Шведагон. Я видел много буддийских ступ, но такую впервые. Наползая на пейзаж и каждую секунду изменяя свои пропорции, к нам приближалась желтая гора, вся поверхность которой, словно гигантское золотое зеркало, отражала солнце. Как утверждает легенда, Шведагон Пайя была основана еще во времена Будды, то есть две с половиной тысячи лет назад! Два брата-купца вернулись из Индии и привезли с собой 8 волос Будды, которые тот вручил им, чтобы возложить на священном холме в южной Бирме. Когда волосы были положены в основании и сверху была возведена буддийская ступа, произошли удивительные события: «...Волосы начали излучать лучи, которые пронзили и Небо, и  Землю... слепые прозрели... глухие услышали... немые заговорили... земля содрогнулась, молнии сверкнули, а деревья в Гималаях расцвели и покрылись плодами». С тех пор каждый бирманский буддист хотя бы раз в жизни обязательно бывает в Шведагоне. Нынешняя массивная конструкция была построена в середине XVIII века, после того как предыдущие были разрушены землетрясениями. Я решаю войти с южного, основного входа. Его охраняют два огромных чинте - мифологических полульва-полудракона. Всего входов четыре - на четыре стороны света. Мне предстоит темный, длинный подъем вверх - лестница накрыта крышей. Перед тем как ступить на нее, снимаю сандалии и оставляю их в специально отведенном месте. Вдоль длинных лестничных пролетов расположились торговые лавки. Продают книги, статуэтки Будды, четки, благовония, цветы. Впереди виден просвет, и скоро я оказываюсь на огромной залитой светом площадке. Я поднимался к одному храму, а вышел к десяти. Дело в том, что Шведагон - это целый комплекс храмов, статуй и павильонов. Начинаю обходить главную ступу по часовой стрелке. Будд здесь немало. И если одни могут претендовать на право называться произведением искусства, другие - скорее тяготеют к китчу. Но стиль здесь не главное. Главное - ощущение комфорта, не покидающее тебя даже в толпе. Практически все кругом бирманцы. Много семей с детьми, много выбритых на лысо монахинь в ярких розовых одеяниях, которые так красиво смотрятся на фоне золотых шпилей и куполов. К моей радости, западные туристы практически отсутствуют. Оказалось, что я выбрал удачное время - середину дня, а не закат, как рекомендуют всем иностранцам. Ко мне подходит человек и, интересуясь откуда я, предлагает сделать астрологический прогноз. Надо сказать, что астрология играет важную роль в жизни бирманцев. Она отличается от западной и базируется на смешении индуистской и буддийской мифологии. Узнав, что я из России, астролог говорит мне, что видел в Шведагоне Гагарина и теперь он там... Мужчина многозначительно поднимает глаза к небу...

 

Вечером отправляемся в центр. Едем на старом «мерседесе» с продавленными кожаными сиденьями. Это такси де люкс. Водитель представляется как Mr. GoGo. Узнав, что мы из Москвы, удивляется. Русские - редкие здесь гости, хотя были как-то туристы из России: «Big man. Very young wife. Drink too much...» Я не большой любитель народного веселья, но тихо даже для меня. Всего девять вечера. Ближе к Сула-пагоде становится чуть светлее - мы в самом центре. Считается, что посещающих эту пагоду ждет успех в бизнесе и делах. Прямо под стенами Сула наблюдаем построение военных. Вечерний развод. Сворачиваем на улицу, где наконец происходит какая-то ночная жизнь. Зазывалы из караоке-баров пытаются привлечь наше внимание. Заглядываю в одно из заведений. За столиками преимущественно мужчины. На сцене три девушки в золотых костюмах пританцовывают под кавер-версию известного хита. Ухожу. Надо сказать, что бродить ночью по Янгону вполне безопасно.

Нагулявшись, решаем посидеть в одной из многочисленных уличных чайных. Здесь-то как раз и видишь большую часть еще не спящих столичных жителей. Много молодежи. Расположены эти чайные прямо посреди улицы и представляют собой скопление пластмассовых крошечных столиков, вокруг которых расставлены такие же стульчики. Странно, но сидеть на них достаточно удобно, а вот чай совсем никуда не годится. Кругом дежурят такси - велосипедисты с коляской, так называемые триши. Попробовав взять такое такси, я быстро отказался от этой затеи. Состояние велосипеда оставляло желать лучшего - я постоянно сползал и выскакивал из коляски, к тому же наши весовые категории были неравны (бирманцы - народ низкорослый и худощавый). В клуб мы отправились на более традиционном авто. Нам посоветовали два места - ВМЕ и Park Royal. Мы выбрали первое, где, как нам сказали, побольше местных и поменьше туристов. Толпа таксистов, строгие секьюрити на входе, гулкие басы. Вообще-то в Янгоне с 11 вечера действует комендантский час, но, судя по тесноте в клубе, это формальность. Здесь есть все: лихо выплясывающие на танцполе молодые янгонские мажоры, господа с полукриминальной внешностью, местные модники, заезжие европейцы, ну и, конечно, бирманские девушки, уже отметившие наше появление. «Are you married?» - вопрос, который мне задают раньше, чем я успеваю заказать напиток в баре.

Мы покидаем столицу. Короткий перелет на небольшом винтовом самолете - и мы в центре страны, в Багане. По сути, Баган не является городом, это «археологическая зона», как заявлено в официальных путеводителях, или попросту - одно из чудес света. Более двух тысяч буддийских храмов, разбросанных на территории в 42 квадратных километра, действительно представляют собой нечто уникальное. Полчаса до рассвета. Я взбираюсь по ступеням храма Швегугий. Кругом тишина. Отсюда с площадки на высоте двадцати метров открывается удивительная панорама. На западе за рекой Иравади в утренней дымке прорисовываются очертания гор. На востоке, там, где вот-вот должно показаться солнце, насколько хватает взгляда видны ступы и шпили сотен храмов, выплывающих из фиолетового тумана, слоями осевшего в зарослях кустарника. Самый заметный из шпилей - золотой купол храма Ананда, одного из самых красивых сооружений Багана. Ананда, построенный царем Кьянзитхой в XI веке, предназначался для обучения и медитации. Красота храма стоила жизни его архитектору - несмотря на явную «небуддистскость» решения, беднягу казнили. Внутри храма находятся 4 девятиметровых Будды, расположенных по сторонам света. Особенно примечателен тот, что смотрит на юг. По мере приближения к нему ощущаю на себе пристальный взгляд, в то время как улыбка его превращается в серьезное и в то же время отрешенное выражение лица. На смотровой площадке появляются люди, и я понимаю, что Швегугий не является такой уж секретной точкой, чтобы встретить рассвет. Сюда меня привел мистер Хан, гид, который родился и вырос в Багане и знает его как никто другой. Для него этот храм не просто исторический памятник. Здесь прошло его детство. Дом его семьи находился всего в тридцати метрах от храма, но потом военное правительство приняло решение переселить всех местных жителей из исторической зоны в так называемый Новый Баган, в пятнадцати километрах отсюда. На сборы была дана неделя, после чего все жилые постройки сравняли с землей. Когда Хан рассказывает об этом, чувствуется, что, несмотря на время, боль у жителей Багана не прошла.

Оставшиеся дни нашего путешествия мы проводим на знаменитом Road to Mandalay - люксовом речном корабле сети Orient-Express. Road to Mandalay - оптимальный вариант окунуться в бирманскую историю и культуру, оставаясь в комфортных условиях. Действительно, на корабле созданы все удобства, включая бассейн, сигарную комнату с роялем и французского шеф-повара. Если соберетесь на нем путешествовать , бронируйте каюты State Cabin: они ненамного дороже обычных, но несравненно комфортабельнее. Большинство наших компаньонов по плаванию уже не молоды. Большая группа щегольски одетых немецких старичков-бодрячков, налегающих на пиво и вино так, что не угнаться; много пар, отправившихся уже далеко не в первое романтическое путешествие. Знакомлюсь с одной из таких пар. Он - геолог родом из Англии, живет на западе Австралии, она - телеведущая из Сингапура. Выясняю, что он не совсем обычный геолог. Специализация - драгоценные металлы, камни. В следующем году они планируют приехать в Россию. Путешествие на борту речного корабля располагает к созерцательному настроению. К этому располагает и неспешная прибрежная жизнь. Наблюдая за упряжками волов, часто ловишь себя на мысли, что ты не в начале двадцать первого века, а в лучшем случае в начале двадцатого. Суда, которые встречаются нам на реке Иравади, и вовсе напоминают о веке девятнадцатом, будь то сухогрузы с тиковым лесом или маленькие пассажирские пароходики.

Через пару дней мы прибываем в конечную точку нашего маршрута - бывшую королевскую столицу Мандалай. Здесь находилась резиденция одного из последних знаменитых буддийских монархов - короля Миндона. Он правил в середине девятнадцатого века, когда нижняя Бирма уже была подчинена Англии. Именно ему пагода Шведагон обязана шапкой из драгоценных камней, которые и сейчас можно разглядеть в бинокль. Миндон вошел в историю, в том числе как человек, созвавший третий Великий Буддийский собор. Предыдущий состоялся более двух тысяч лет назад. Сейчас Мандалай больше занят бизнесом, а не религией. Центр бирманского буддизма переместился в близлежащий Сагайн. В Мандалае же теперь и Будда представляет неплохой источник дохода. Я побывал на так называемой «мраморной улице» в районе мраморных мастерских, где можно наблюдать сотни уже законченных или еще находящихся в процессе производства Будд. Основное их предназначение - экспорт в Китай, где буддизм вновь приходит на смену социалистической идеологии. Торговле с Китаем и Таиландом подчинена и значительная часть прочих индустрии города, не говоря об огромном оптовом рынке, растянувшимся сразу на несколько кварталов. Очевидно, что город переживает торгово-промышленный бум, что не делает его более привлекательным для путешественников.

Куда более спокойное место - расположившийся на противоположном берегу Иравади город Сагайн. Здесь в шутку говорят, что если у монаха случается стресс, он отправляется в Сагайн. В городе более шестисот монастырей и одна буддистская академия. Бирманцы исповедуют Тхераваду, или Хинаяну, - одну из старейших и наиболее аскетичных ветвей буддизма. Последователи Тхеравады придерживаются взгляда на Будду как на историческую фигуру по имени Гаутама, который, хотя и достиг полного просветления и указал путь своим последователям, богом не является. Эта в большей степени философская система, нежели классическая религия требует от своих последователей огромной самоотдачи в работе над собой. Запомнилось посещение женского монастыря, где послушницы изучают в том числе и обычную школьную программу. Как-то немного неловко было потом отправляться на полноценный ужин, посмотрев, как они заранее готовили свою скромную еду, чтобы притронуться к ней только на следующее утро (монахи встают задолго до рассвета, а после полудня уже не едят). Мы наблюдаем закат с самой высокой точки Сагайна - пагоды Умин Тхондзех, где в длинной колоннаде на вершине холма находятся сорок пять Будд. Солнце опускается за реку, задевая последними лучами золотые шпили пагод, и я думаю, что за эти дни очень привык к тишине и к тому, что перестал замечать то, что вначале было так заметно - отсутствие звона мобильных телефонов.
Автор Максим Маслаков

Другие статьи о Мьянме
Горные люди Индокитая
Поезд из Ханоя отправился с точностью до минуты. Дорога выдалась на удивление легкой и приятной. Состав пронесся мимо Красной реки, а позже по старому мосту мы пересекли Черную реку. Низины Тонкина, покрытые рисовыми полями, остались далеко позади, и из окна открылся чудесный вид на горные вершины и темные густые джунгли.
Мьянма: остановившееся время
Европейцы по старинке называют эту страну Бирма. На самом деле так называлось лишь одно из княжеств, огнем и мечем собранных англичанами в одноименную колонию. Есть все основания поторопиться и посетить эту самобытную страну. Общие тенденции развития стран Индокитая красноречиво свидетельствуют о том, что в очень скором времени и Мьянма превратится в безликий мегаполис, наподобие Сингапура, в котором местная экзотика будет присутствовать лишь в качестве туристической заманухи.
Возвращение в Мандалай
Ирравади была спокойна, как озеро, целые созвездия отражались в ее глубинах. Звезды падали парами: одна в небе, другая в воде. Втянули скользкий трап, пароход задрожал и начал лениво разворачиваться к середине реки.
Cтатьи по теме: Отчет о поездке
ТОП-15 самых смешных отзывов туристов в июле
Портал отзывов туристов о путешествиях Turpravda.ua публикует июльский список самых смешных фраз из отзывов туристов. В основном, сюда попали фразы из отзывов об отелях Турции и Египта — самых популярных направлений среди наших туристов.
Ехать ли в Египет?... Да!
Последнее время, с времен революции 2011 года, в новостях постоянно звучат тревожные нотки о ситуации в Каире и на севере Синайского полуострова. Перед летним сезоном мы решили провести ревизию ситуации в Египте и воочию увидеть опасности, грозящие российским и украинским туристам.
АНАТОЛИЯ. Два маршрута
Мокрый снег, большущими хлопьями ложившийся на панорамное ветровое стекло, стал первым приветом сурового Анатолийского плоскогорья.
Перу. По дороге в Мачу-Пикчу
Мачу-Пикчу — поселение инков, которое было ими просто покинуто (а не захвачено и разрушено испанцами, как подавляющее большинство других деревень и городов)...