Более 2 млн туров и экскурсий по 101 стране мира от 34 туроператоров

Шри-Ланка сильнее цунами

Шри Ланка — островное государство у южной оконечности Индии. Мы представили читателям его историю, традиции, богатый животный мир и даже пути спасения отдельных его видов. Но никому и в голову не могло прийти, сколь трагичное событие заставит нас снова вернуться к теме Шри Ланки.

Мир готовился к празднованию Нового 2005 года и отмечал католическое Рождество.  И в это время, в конце декабря 2004 года, рожденная подводным землетрясением на острове Суматра в Индонезии, возникла мощная приливно-отливная волна — цунами.

Всего за 3, 5 часа она докатилась до Индии и соседней с ней Шри Ланки. На этот остров пришелся удар такой силы, что мир содрогнулся от ужаса: более 30 тысяч погибших под обломками и унесенных в океан!

Уже на следующий день на острове начали действовать сотни команд добровольной помощи — NGO's (сокращенно от англ. non-government organizations — неправительственные гуманитарные организации), чей бюджет складывался из частных пожертвований, а штат — из добровольных участников, работавших безвозмездно.

Свои заметки я начала писать на Шри Ланке, приехав туда спустя две недели после того, как узнала о стихийном бедствии 26 декабря. Нельзя было оставаться равнодушной к призывам о помощи жертвам стихии; ведь я полтора года работала информационным представителем в Украине одной из ланкийских туркомпаний, знаю и люблю этот остров, у меня там немало друзей.

Вспомнив также о своем звании медсестры запаса, я позвонила в Киев, в Комитет Красного Креста. Там выслушали, поблагодарили за энтузиазм, но ответили, что «людскими ресурсами Украина в данной ситуации не участвует» — и предложили отправить деньги в помощь пострадавшим...

«Это и без напоминаний делают», с досадой подумала я — и послала запрос в комитет ООН по чрезвычайным ситуациям. Тот же запрос я направила в NGO's (контакты с ними нашла на сайте Русской службы ВВC, за что им бесконечно признательна).  Через день мне прислали анкету волонтера. Написав заявление об отпуске за свой счет, я отправилась за билетом на рейс Киев — Прага — Коломбо.
      
Так началась история, названная мной «Цунами: стихия и люди». За две с лишним недели в моем путевом дневнике появилось немало фактов, из которых можно сложить мозаичную картину бедствия на западе и юге Шри Ланки — одной из наиболее затронутых «моретрясением» стран.

Но куда важнее для меня в дневнике другое — имена десятков людей, поспешивших к месту несчастья из разных стран, людей различных профессий, возрастов, возможностей...  Степень их участия в борьбе со стихией также неодинакова, — но всех добровольцев объединяет какой-то «необъявленный», что ли, гуманизм, искреннее неравнодушие к чужой беде и готовность реально поддержать пострадавших. Возможно, рассказ о таких людях станет толчком для тех, кто способен сочувствовать, но не решается пойти далее душевного порыва...

Увы, такие формы всеобщей помощи, как сборы «на Красный Крест», канули в Лету после «перестройки», — а взамен никто ничего эффективного не предложил.

А теперь нас искренне удивляет своим масштабом волонтерство в индустриально развитых странах. Там это — мощное, хорошо организованное движение добровольной поддержки тех, кто нуждается в ней.  Но ведь именно сочувствие и отзывчивость всегда были важными составляющими славянской натуры... 

Одним из первых в моем списке добровольцев оказался чех Михал Цврчек (Mihal Cvrček), директор представительства авиакомпании CSA в Украине. Узнав о цели моей поездки, он распорядился выписать билет с грандиозной скидкой.

Позже я узнала, что на рейсах «CSA'Чешские авиалинии» на Шри Ланку летели спасатели не только из Чехии: моими соседями по самолету были специалисты из Великобритании, Венгрии, Испании. Поддержка добровольцев, следующих в зону цунами — форма участия авиакомпании во всемирной помощи жертвам стихии.
   

Виртуальное управление ресурсами, или Мировые координаторы

Искать, где бы приложить свои усилия, на острове я начала с Координационного центра «Волонтеры Шри Ланки». Верилось, что человеческие ресурсы здесь используют наилучшим образом... Центр действует под эгидой ООН, и моя помощь будет направлена туда, где она нужнее всего, — рассуждала я. Координаторы встретили меня любезно; узнав о причине визита, поблагодарили, как и их киевские коллеги, «за порыв», но... ничего конкретного не предложили. Впрочем, обнадежили: «Мы свяжемся с вами …через пару дней». «Не теряйте время на формальности», — вспомнила я слова француза у стойки Красного Креста в аэропорту Коломбо, где заполняла форму для добровольцев, и пожалела, что не послушалась того парня... Вот тебе и координация в мировом масштабе!

Великолепная панорама ланкийской столицы за окном Центра, что расположился в просторном офисе Microsoft'а на 31-м этаже одного из небоскребов Коломбо, была для меня слабым утешением. Диплом медсестры, опыт работы в школе, знание «местности» да полсотни основных сингальских фраз — все это казалось мне достойными аргументами для того, чтобы получить назначение на работу в зоне разрушений. Но, увы, для вакансий, объявленных на сайтах мировых «донорских» организаций вроде ООН или ЮНИСЕФ, эти «достоинства» оказались недостаточными.

Будь то работа с ранеными или занятия с детьми в «цунами кампс»*, здесь явно рассчитывали на специалистов, которые могут оставаться на острове как минимум в течение двух-трех месяцев. Моих же средств хватало всего на две недели...

«Тоже немало, — утешала я себя. — Воспользуйся запасным вариантом. Твое время уже пошло!..» И я заторопилась в NGO, чей адрес записала еще до отъезда на Шри Ланку. Так я оказалась в «Импакте» (IMPAKT'Aid Project). Прежде компания из Шри Ланки «INLANKA Group of Companies (Pvt) Ltd.» была небольшой и довольно скромной частной фирмой, состоявшей из двух агентств.

Профиль первого агентства — операции с недвижимостью, приоритет второго — модельный бизнес. При этом на оба агентства — горстка сотрудников. Кто бы мог предположить, что всего за одну ночь они станут командой по имени «Импакт ЭЙД»! При иных обстоятельствах из этой предыстории мог получиться замечательный рассказ о том, как небольшое и мало кому известное «ООО» всего за десять дней выросло в солидную компанию с громким именем. Но в нашем случае «обстоятельства» были — в отличие от сказок со счастливым концом — не удачным поворотом судьбы, а обрушившейся на Азию катастрофой.

Прогноз погоды, как сигнал к действию

Памела ехала в Нувара Элию — «маленькую Англию Цейлона», где в стороне от жаркого побережья растет знаменитый цейлонский чай. Она спешила: ее приемные дети, 27 девчонок и мальчишек из местного детского дома, ждали подарки к Рождеству. Дорога вилась среди зеленых склонов, по радио звучала музыка. «Скоро будем на месте», - радовалась Памела. В 10.15 мелодия внезапно прервалась. Диктор читал прогноз погоды, силясь унять волнение: из прибрежных районов пришли тревожные известия о какой-то гигантской волне.

Названия мест, накрытых разбушевавшимся морем, следовали одно за другим — Тринкомали, Баттикалоа, Яла, Велигама, Хамбантота, Ампара, Галле, потом — Панадура, Моратува...  Памела зябко поежилась: полоса бедствия начиналась на северо-востоке, шла через города и курорты на самом юге и поворачивала на западное побережье.  На пути стихии были рыбацкие деревни, отели курортной зоны, окрестности столицы. Остров, а с ним и весь мир, оцепенел от сообщений о разгуле стихии и количестве жертв... Надо было действовать немедленно! Ее путь закончился в «Импакте»...

Супруги Породо (Porodo) из Канады тоже времени на раздумья терять не стали: кто-то же должен сохранять спокойствие и — спасать, спасать!.. Так несколько энтузиастов преобразовали компанию INLANKA в независимый центр помощи пострадавшим.

Пусть это звучит жестковато, но так оно и было: приезжих подвижников, влюбившихся в удивительный остров Шри Ланка, сплотило цунами. Оно заставило их принимать быстрые и эффективные решения там, где обычно действуют мировые институты, вроде подразделений ООН и Красного Креста. Увы, крупные организации оказались слишком громоздкими для оперативных действий.
   

Команда добровольцев

Офис «Импакта» в самом центре ланкийской столицы — штаб и склад одновременно. За окном гудит Галле Роуд: у нее репутация самой длинной улицы Шри Ланки.  Своим названием магистраль обязана Галле, третьему по величине городу на юге острова, прежде знаменитому голландским фортом XVII века (памятником, который был под охраной ЮНЕСКО) и стадионом для финальных матчей в крикет, самой модной игры в странах Британского Содружества.  Теперь Галле будет известен в мире и чудовищным масштабом разрушений от цунами... В конце декабря 2004 года Галле Роуд стала своеобразной артерией Шри Ланки:  по ней помощь, словно донорская кровь, медленно идет в районы, пострадавшие от волны. А штаб в Коломбо — это сердце: из него через сеть лагерей, созданных Центром, помощь растекается к пострадавшим на южном, восточном и северном побережье.

Стучат по клавишам диспетчеры, передавая и принимая информацию; собираются на короткие планерки специалисты — врачи, логистики, психологи; отвечают на ворох телефонных звонков координаторы, а системные администраторы обновляют информацию на сайте... Кстати, сайт www.Impaktaid.com создали в первую очередь: сведения не только о бедствии, но и о формах помощи пострадавшим нужны были и на острове, и за его пределами. Cегодня cайт «Импакта» — маяк для тех, кто хочет посодействовать восстановлению Шри Ланки.

«Импакт» — ударная сила

Короткий перерыв на обед: это неунывающий индийский студент Майюр (Mayur) из Дели и артистичный британский журналист Пол Сулливан (Paul Sullivan) из Кентерберри принесли из кондитерской на углу пирог с орехами и связку коротышек-бананов от уличного торговца. В «Импакте» интернационализм — понятие не отвлеченное, а перекус вскладчину — обычное дело. Здесь принято делиться, и каждый приходит со своим «запасом»: коробкой печенья, фруктами, бутылкой воды или мятным драже... Как и положено гуманитарной организации, «Импакт» — перекресток культур и наций. Ни язык, ни религия, ни цвет кожи здесь не в счет.

Только в течение одного дня в штабе работали Митчел (Mitchel) и Наташа (Natasha) из США, Кристоф (Cristophe) из Франции, Малин (Malin) из Щвеции, Эрин (Arine) из Канады и конечно, ланкийцы — Асока (Asoka), Ашрак (Ashrak), Патриция (Patricia). Свою помощь пришли предложить туристы из Дании, Италии, Германии.  Посылки с продуктами, лекарствами, одеждой, как и сообщения о денежных переводах, приходят буквально со всех концов планеты.

В «Импакте» уже есть свои производственные отделы — транспортный, информационный, снабжения, работы с волонтерами. Вначале последними стали туристы, в чей отпуск или каникулы вторглась стихия. Некоторые даже отложили отъезд домой и остались для работы. Были среди них и «братья-славяне» — за день до моего появления в центре команда проводила русских ребят, Сашу Камионского и Сэма Клебанова.  Почти три недели несли они здесь добровольную вахту: доставляли грузы в лагеря для пострадавших, распределяли продукты, занимались санобработкой территории. Проводили — и скучают: энергичные, компанейские, побольше бы таких! Но на смену им по призыву «Импакта» уже прибыли инженеры-строители, логистики, медсестры, педагоги: ведь работы в местах разрушений не на один месяц. Однако здесь верят — ручьи стекаются вместе, чтобы стать рекой, а пальцы сжимаются в кулак, чтобы дать отпор отчаянию, беде, болезням. Верят — и действуют. На то центр и зовется «Импакт», что значит «ударная сила».
   

Мама Лотти

Без таких, как она, помощь оставшимся под открытым небом представить трудно.  Шесть лет назад эта фрау из немецкой части Швейцарии приехала на остров отдохнуть — и сердце ее, как она сама признается, навсегда осталось здесь. Трое взрослых детей с маминым решением остаться на Шри Ланке примирились; Лотти (Loti Loosli) открыла там свое дело. В 2004 дела шли неплохо: с подписанием перемирия на севере страны на Шри Ланку хлынули туристы, Лотти затеяла строительство новых коттеджей. Перед Новым годом ее небольшой частный отель на великолепном пляже в Бентоте был полон гостей. Веселье в альпийском стиле под звездами тропиков стихло далеко за полночь. Хозяйка отправилась отдохнуть...

И тут уставшей от хлопот Лотти приснился сон о белом слоне. «Что бы это значило?» — тревожно подумала она утром, но не нашла ответа. Когда через день, на дороге в Коломбо, Лотти услышала о каком-то цунами, — то, заподозрив неладное, повернула назад. В отель приехала к началу десятого. Народ собирался к завтраку. Светило солнце. С террасы ресторана был хорошо виден берег, куда постепенно стала прибывать вода. Дойдя до мангровых зарослей, прилив стал медленно отступать, и все, позабыв о дымящемся кофе, бросились за ним. С берега открывалась дивная картина: подводные скалы, куда прежде плавали понырять с лодки, превратились в сплошную гряду. Люди принялись собирать ракушки, рыбу, омаров на обнажившемся дне океана.

Тем временем Лотти, снимавшую эти перемены своей цифровой фотокамерой, словно осенило: она вспомнила о странном сне и стала звать гостей назад на террасу. Оттуда и сняла вторую волну, что надвигалась куда быстрее первой. Вода, захватив на берегу рыбацкие лодки, несла их к пальмовой роще у ворот отеля... Но к 10.30 и эта волна ушла так же быстро, как и появилась. У гостей отеля осталось лишь беспокойное чувство сна наяву, который зафиксировала фотокамера хозяйки.  С отступлением моря бесследно исчезли пара лодок, инкубатор черепашьей фермы и его металлическая ограда. Все люди, слава Богу, на месте, — облегченно вздохнула хозяйка, еще не подозревая, что наделала волна в округе...

Страшные новости в отель «Вундербар» (Wunderbar Hotel) пришли позже. Лотти, и прежде довольно решительная натура, приняла известие о беде, как сигнал к действию. Так, без бизнес-планов и утверждений свыше, возник ее проект помощи жителям окрестных мест, оставшимся без крова.

Они собрались в небольших буддийских монастырях, которых, как и всюду на Шри Ланке, вокруг Бентоты немало. Люди бежали туда от большой воды, что захлестнула прибрежные рыбацкие деревни, сметая все на своем пути, затопила плантации корицы вдоль шоссе, — а, отступая, увлекла с собой все, что потеряло опору...

Монастыри выстояли; Лотти, собрав веривших ей ланкийцев да еще не покинувших остров гостей отеля, отправилась оценивать масштабы потерь и составлять списки тех, кто нуждался в помощи...

Когда мы с машиной «Импакта», груженной продуктами, постельным бельем и медикаментами, прибыли в Бентоту, — отель «Вундербар» уже стал оплотом борьбы со стихией. Отсюда ежедневно в «цунами кампс» отправляются грузовички и микроавтобусы с водой, продуктами, одеждой, играми для малышей и школьными принадлежностями.

Шесть монастырей, в каждом из которых спаслось от 80 до двух-трех сотен людей, несколько деревень и две школы — таков на сегодня круг забот «мамы Лотти», как зовет ее детвора. Даже не знаю, когда она спит: поздно вечером, после короткой планерки по итогам дня, готовится к завтрашней работе, упаковывает вместе с помощниками грузы, распределяет людей по местам.

Утром, поставив задачу команде и сверив путевые листы, провожает в путь, а сама — за дело. Растаможить присланную помощь; добиться включения своих лагерей в число объектов, снабжаемых водой танкерами Красного Креста; заказать тенты, необходимые в лагерях на случай дождя... всех забот не перечесть.

Костяк ее маленькой «армии спасения» — преданные Лотти ланкийцы. Такие, как наш водитель Калатунга, которого я за строгий нрав да пышные усы скобкой называла Тарасом Бульбой, или как деликатный Дойл. Оставшись без лодки, этот рыбак и пляжный ныряльщик выполнял миссию переводчика с немецкого и английского, проявляя удивительное изящество и бесконечное почтение к своим новым коллегам.

Облачаясь в элегантные саронги, каждый день новой, непременно эффектной расцветки, Дойл обеспечивал наше общение с людьми в лагерях ничуть не хуже, чем это мог бы делать выпускник дипшколы где-нибудь в Европарламенте. Среди помощников Лотти — и присланные «Импактом» добровольцы. Мы поступили в ее распоряжение, как медсестры и аниматоры, разместившись на постой в прекрасном коттедже.  Если забыть о вахте в лагерях, — наш ежеутренний кофе на крылечке под шум ветра в кронах пальм напоминал об отпуске в экзотическом стиле, а гостиная с моей постелью из разложенных на полу диванных подушек казалась мне роскошным будуаром...

Часть гостиничных коттеджей была превращена в хранилища продовольствия и утвари, в склады стройматериалов для тех, кому приходилось начинать жизнь с начала. Без «мамы Лотти» бездомным пришлось бы туго. Дело в том, что внимание крупных донорских организаций в этой части острова обращено к Хиккадуве и Галле, где степень разрушений была предельно велика. А небольшие поселки вдоль шоссе на участке Бентота — Амбалангода, порой разрушенные до основания, остались без серьезной плановой помощи...

«Дыры» в координационной политике властей латает только Лотти со своей «армией спасения»; ее самоотверженность и мера ответственности достойны восхищения. Понимая, что ее возможности, как частного донора, невелики, Лотти очень надеется на помощь крупных компаний. Ее стратегический план вывода района из кризиса, знание здешних проблем, умение ладить с людьми и высочайший авторитет среди ланкийцев заслуживают поддержки со стороны мировых донорских организаций. Разъезжаясь по домам, мы пообещали стать союзниками мамы Лотти в восстановлении окрестностей Бентоты — и полны решимости привлечь к ее проекту внимание тех, кому такие гуманитарные проекты под силу.
   

«Дирижер» Фло и Стив — «на все руки мастер»

Рассказать обо всех удивительных людях, с которыми свела меня судьба всего за полмесяца, на нескольких страницах совершенно невозможно, хотя история каждого чем-то примечательна. Потому познакомлю вас лишь с некоторыми из доблестной волонтерской гвардии. Одним из ее бойцов стала Фло. С момента появления в штабе «Импакта» она привлекла мое внимание лучистым взглядом, при этом — какой-то особой сосредоточенностью и умением приступать к делу без колебаний. Фельдшер из американского посольства в Непале, — Фло Крусчел (Flo Cruschel), услышав о беде, выбрала Шри Ланку по принципу «там я еще не была».

Все свое представление об острове она составила, опираясь на путеводитель. Любительница путешествий, за восемь лет работы в одной из самых необычайных стран Азии Фло объехала весь Непал — и теперь нередко с удовольствием подмечала общие моменты в кухне, быту или верованиях непальцев и ланкийцев.

Мне кажется, что, благодаря безмерному почтению ко всему, что связано с буддизмом, Фло легко находила общий язык и с теми жителями острова, которые не говорят по-английски. Она великолепно умела вести все нужные переговоры, приступая к работе в новом лагере, за пару минут по просьбе Лотти собрать всю необходимую информацию о нуждах постояльцев и при этом четко организовать работу нашего «полевого» медпункта.

Даже останавливаясь по дороге сделать пару снимков для фотоархива, Фло успевала выделить из массы подошедших к нам тех, кому следовало помочь в первую очередь. Она была «дирижером» и основным исполнителем в нашем квартете, где остальные «партии» вели Калатунга, водитель и снабженец в одном лице, переводчик Дойл и я, ассистент Фло, чьи знания основ первой помощи закрепились на сотнях пациентов в «цунами камп».

Я до сих пор тоскую о Фло, вспоминая ее душевность и умение поднять настроение команды, когда силы на исходе; ее неподдельный восторг перед тропическими цветами, которые она снимала на память о Ланке; ее искреннее сочувствие здешним людям и бескорыстие в помощи им.

Второй важной персоной в многофункциональной команде Лотти был Стив (Steeve), американский инженер из Солт-Лейк-Сити, что прибыл на остров по призыву «Импакта». Молчун, что-то постоянно чертивший на клочках бумаги, которые он носил с собой, — Стив удивил меня вопросом: «Нравится ли тебе Шишкин?»  Я сразу не узнала в его американском произношении имя великого русского живописца. А переспросив, даже оторопела.

После недели общения с пострадавшими на английском и «осколках» сингальского, после отчаянных картин разрушения и безысходности, — просто «рассиропилась» от воспоминаний о бурых мишках в сосновом лесу.

Потом меня пуще растрогали рассуждения коллеги о других замечательных русских художниках и писателях, чьими именами, словно из рукава, сыпал Стив. Но он был не только знатоком искусства. Инженерной смекалке и золотым рукам Стива была признательна семья владельца небольшой пекарни из Индурувы, которую с приходом цунами залило водой. Стив поколдовал над электронной начинкой печи пару дней, и печь заработала. Булочки и плюшки из нее, которыми нас угощали, показались нам особенно вкусными.

В голове инженера был ворох проектов, которые он сам или при поддержке «Импакта» приводил в исполнение. Сейчас Стив — главный технический советник Лотти при подборе стройматериалов и оборудования. Ведь многие из объектов разрушены до основания, и грамотный подход к делу — залог успеха... Когда мы ехали вместе в Коломбо перед моим отъездом, Стив рассказал о своих планах пересечь Россию от Бреста до Дальнего Востока. Он отложил это путешествие из-за поездки на Шри Ланку. Я верю, что мы еще встретимся.
   

Дорога домой

Конечно, мне не хотелось уезжать, несмотря на усталость: ведь многие из тех, кто меня провожал, оставались на Ланке. Нас подружила чужая беда и сблизили наши общие победы. Мы радовались, когда спустя месяц после цунами дети пошли в школу: ведь мы привозили им тетрадки и карандаши, примеривали одежду.  Ликовали, приветствуя первые рыбацкие катамараны, что после ремонта вышли в море... По пути в Коломбо мы со Стивом заехали в пару отелей узнать, как там дела. Туризм сегодня — четвертая, после продуктов кокосовой пальмы, чая и самоцветов, статья дохода ланкийцев. С известием о цунами опустели отели даже там, где волны и вовсе не было. Теперь нам не терпелось убедиться, что страна общими усилиями приходит в себя. В отелях, расположенных поближе к Коломбо, нам охотно показывали обновленную территорию или знакомили с тем, как идет реконструкция; просили передать нашим знакомым, что Ланка ждет не только сочувствия и помощи, но и гостей.

Видя наши «бейджики» волонтеров, нас угощали чаем или кокосовым соком тамбили (местное гостеприимство и достоинство, с которым ланкийцы переносят лишения, не уставали нас удивлять). Мы со Стивом понимающе переглядывались — из глаз людей постепенно уходили печаль и отчаяние... И это было для нас главной наградой. Значит, побывали здесь не зря... Чувство соучастия в большом общем деле, к которому я привыкла за время работы в команде «Импакта» и с Лотти, неожиданно вернулось ко мне уже в аэропорту перед вылетом из Коломбо. Встреченная мною там команда парней в красных комбинезонах и шнурованных ботинках была похожа на экипаж межпланетного корабля.  Каково же было удивление, когда, улыбнувшись друг другу, — наши волонтерские «бейджики» были чем-то вроде паролей, — мы разговорились.

Ребята оказались из Венгрии, а двое из них, кто постарше, — Дьердь и Югас, — говорили по-русски. Впрочем, за две недели мой английский окреп, и мы без труда общались с младшей из команды венгерских спасателей, девушкой по имени Пирошка. Ребята провели на юге Шри Ланки, в районе Галле, почти месяц. Они — из службы гражданской обороны, чье название по-венгерски звучит весьма эффектно — «полгари веделем».  Вернувшись, они представят отчет о своей работе в «цунами камп» — как и наши с Фло, их обязанности заключались в оказании первой помощи и в распределении продовольствия — и подготовят поездку следующей группы помощи в марте.

За десять часов полета до Праги мы успели рассказать друг другу о своих впечатлениях, просмотреть фото— и киноархивы — и договориться о работе над совместным проектом, посвященном цунами... А в Праге была другая удивительная встреча. Еще по пути на Шри Ланку мне пришлось провести в аэропорту чешской столицы почти сутки. Аэропорт Рузине — комфортное место для пересадок, но двадцать часов ожидания!..  Я тогда договорилась с сотрудниками местного кафе «Маттони» — оставить им свой рюкзак на полчасика, чтобы сходить в Интернет-кафе.  По моей багажной этикетке они выяснили, что я лечу на Шри Ланку, и, когда я вернулась за рюкзаком, передали мне 10 долларов с просьбой купить что-нибудь для тамошней детворы. Теперь мне предстоял отчет о выполнении поручения...  Отчиталась я честно, да к тому же показала чехам фото с острова, ракушки и осколки кораллов, собранные после цунами на берегу.  Все это стало для жителей далекой Праги как бы частичками событий, к которым и они стали причастны. Как многие из тех, кто провожал меня в дорогу на остров, отправлял медикаменты или деньги, посылал мне на мобильный слова ободрения... Поистине, против беды — всем миром! А иначе нельзя, на то мы и люди.


Татьяна Грибова

Январь, 2005, Коломбо, Шри Ланка

Другие статьи о Шри-Ланке
Удивительная Шри-Ланка
Практические советы по поездке в Шри-Ланку
Шри-Ланка в тарелке, чашке и кошельке
О Шри-Ланке в двух словах... Часть 2
Сигирия, или Синха-Гири — Львиная Скала
Остров Шри-Ланка не обделен природными и культурно-историческими достопримечательностями. Но ничто не впечатляет так, как Сигирия, точнее, Синха-Гири — Львиная Скала, в 1982 году включенная ЮНЕСКО в Список мирового наследия...
Cтатьи по теме: Мнение турэксперта
ТОП-10 пляжных отелей 2010 года от портала TurPravda.com
Сайт отзывов TurPravda.com подвел итог летнего сезона 2010 года, публикуя собственный ТОП-10 пляжных отелей. Рейтинг сформирован на основе потребительских симпатий около 30 тыс. туристов из стран СНГ.
Свой среди своих
Казалось бы, чего проще – отдохнуть в одиночестве. К сожалению, на практике все не так лучезарно.
Тунисское лето
Коротко и по существу о Тунисе
Куда отправить отдыхать родителей?
Как помочь нашим пожилым родителям найти себе отдых по душе?